Давно это было

Sha shou 16-11-2006 21:49

Идеальная кормушка


Рыночный бизнес был и остается одной из самых закрытых тем, своего рода табу для чиновников, силовиков, представителей фискальных органов и контролирующих служб...

Рыночный бизнес был и остается одной из самых закрытых тем, своего рода табу для чиновников, силовиков, представителей фискальных органов и контролирующих служб.
Любые попытки придать ему хоть сколько-нибудь цивилизованный вид, будь то попытка разработки закона "О статусе оптового рынка" или программы развития рынков, в городской администрации неизбежно терпят крах. Дело даже не в нежелании владельцев рынков выходить на свет. Дело в том, что за последние годы самарские рынки превратились в идеальную кормушку, вокруг которой причудливым образом сплелись интересы силовых структур, чиновников и организованных преступных группировок
То, что рынки кормили всех и всегда, - бесспорная правда. Еще на заре перестройки единственный на тот момент крупный рынок "Энергетик" имел оборот, которому могли бы позавидовать крупнейшие универсальные магазины. Но он несопоставим с теми цифрами, которые характеризуют рынки сейчас. По официальным данным, оборот оптовой торговли на всех областных рынках по итогам 2000 года достиг 56,8 млрд рублей.
Только в Самаре общая площадь оптово-розничных рынков, по данным городского департамента торговли, составляет более 135 тысяч кв. метров. А всего на территории Самарской области действует 21 крупный оптово-розничный рынок: 17 в Самаре, 3 в Тольятти и один в Похвистнево. И это не считая сотен мест свободной торговли и небольших вещевых и продовольственных рынков на улицах городов и райцентров. Но все цифры и показатели, официально характеризующие рынки, - лишь макушка айсберга.
Сами владельцы рынков считают, что их реальные показатели превышают данные статистики как минимум в несколько раз. Вопрос о том, в чьих интересах работает вся эта империя, не имеет прямого ответа. Разве что косвенный: в интересах силовых структур, криминальных группировок и чиновников. Все они в той или иной мере и способствовали созданию рыночного бизнеса. Рынки начинались, как и весь нынешний капитализм, по-дикому. Единственный на весь город "Энергетик", стягивавший как магнит по выходным десятки тысяч людей, был центром розничного товарооборота. На нем продавались дефицитные по тем временам запчасти, недоступный импорт, аудио,- видеотехника и т.д. В конце 80-х - начале 90-х годов он же стал и центром притяжения криминала, от рядовых на тот момент бригад наперсточников, карточных шулеров и кидал до реальных хозяев всего рынка. Хозяева уже к тому моменту были более чем серьезные.
Как гласит молва, они запросто могли приехать в городскую администрацию и задать ее руководителям вопрос: "Вы что, и вправду собираетесь закрыть "Энергетик"? В то, что единственный рынок должен был исчезнуть, верили немногие. Однако вскоре монополия "Энергетика" рухнула, а с нею прервалась и его долгая история. Рухнула потому, что на свет один за другим появлялись новые рынки уже в самой Самаре - Ракитовский, рынок в Овраге Подпольщиков и Кировский. Изначально в процессе становления рынков вовсю участвовал криминал, который практически везде играл роль если не старшего, то по меньшей мере равного партнера. Показательна в связи с этим история автомобильного рынка "Ракитовский", где вовсю засветилась криминальная группировка Константина Беркута. Ему даже приписывали идею создания "Ракитовского" как конкурента "Энергетика" по продаже машин и запчастей.
Расчет был на то, что из двух равноценных рынков привлекательнее все равно окажется тот, который ближе к дому клиента. Другой рынок просто "отомрет" сам собой. В итоге так и получилось. Официально "Ракиту" поднимали два коммерсанта: Игорь Панченко (Цыган) и Виктор Сурков, ныне возглавляющий торговый комплекс "Московский". Оба они проживали в пос. Зубчаниновка и начинали на том же "Энергетике" с торговли норковыми шапками. Шкурки возили из Казахстана, откуда родом был Виктор Сурков. После того как "Ракитовский" раскрутился, на нем образовалось три массива контейнеров, которые отражали расклад сил. Два из них приписывали коммерсантам - ЗАО "Ракита" и ООО "Анвис", третий - фирме "Город", за которой стоял бригадир Беркута Олег Родионов (Парамон). Аналогичным образом развивалась ситуация на Кировском вещевом рынке.
В 1992 году ПТО, ныне ООО "Вега-С", получило в аренду участок в 2225 га около станции метро, где возник крупнейший в городе вещевой рынок, который также нанес сильнейший удар по "Энергетику". На нем тут же сплелись интересы чиновников и криминала. Первые отводили под рынок землю и, соответственно, получили часть доходов от создаваемого предприятия. До сих пор в разделе доходов Кировского вещевого рынка участвуют, по неофициальной информации, как минимум два высокопоставленных чиновника, один из которых имеет отношение к губернскому парламенту, другой - к фискальным органам. Но тогда, на первом этапе, чиновникам пришлось подвинуться и уступить часть бизнеса криминалу. Первоначально рынок пребывал в диком состоянии, даже бандиты были разные, каждый раз другие.
Но позже все пришло к естественному финалу: рынок оказался под людьми, близкими к Владимиру Вдовину (Напарнику). Интересы силовиков в рыночном бизнесе были на тот момент достаточно слабыми. Их мнения просто никто не учитывал. Показателем царившего на тот момент беспредела был стихийный рынок на Нижней Полевой, где без уплаты каких-либо налогов продавали спиртное, продукты и сигареты оптом. Продавали прямо с машин, подъезжавших круглосуточно.
Рынок, как водится, имел криминальную крышу - ему покровительствовал Федор Ишин (Федя Бешеный). Стихийное развитие рынков постепенно затронуло и уже существовавшие продовольственные рынки: Безымянский, Троицкий, Губернский и др. Постепенно они также попали в сферу интересов как криминальных кланов, так и чиновников. Впрочем, тогда же в бизнесе появились фигуры, которые сумели не только выжить во всей этой чехарде, но и отстоять свою самостоятельность. По крайней мере внешне таким человеком стал Виктор Пронин - директор Губернского рынка, славившийся своей близостью к семье самарского губернатора. Хаос, царивший в рыночном бизнесе, начал постепенно сходить на нет уже в первой половине 90-х годов. Рынки начали приобретать очертания некоего более-менее официального бизнеса или, по крайней мере, бизнеса, вносившего хоть какие-то средства в бюджет.
Стадия цивилизации совпала с еще одним процессом - снижением общего влияния на бизнес уголовных и криминальных групп и появлением большого количества "красных крыш". К этому моменту силовые структуры, их руководители и созданные при их участии либо под их покровительством ЧОПы окрепли достаточно для того, чтобы забрать себе часть тех денег, которые передали криминалу. Бороться было за что: рынки росли на глазах, причем как продовольственные, так и вещевые.
Но особое развитие получили оптовые продовольственные рынки, которые постепенно переходили из дикой стадии в более цивилизованную. Первым пилотным проектом в Самаре стал оптовый рынок "Самара", открытый в 1995 году на территории компании "Бакалея". С той поры и до сих пор рынком владеет семья Сиваковых, отец и сын. На протяжении трех лет "Самара" была примером удачного проекта крупного оптового рынка с автомобильными и железнодорожными подъездными путями.
В 40 секциях торговали порядка 300 фирм, дневной оборот рынка, по неофициальным данным, составлял 1,5 млн долларов. Услугами рынка пользовались оптовые покупатели Казахстана, Ульяновска, Оренбурга, Пензы, Саратова, Нижнего Новгорода, Татарии и других регионов. По этому образу и подобию начинали строиться и другие рынки, в создании которых принимали участие самые разные бизнесмены. Например, оптовый продовольственный на Дачной, 2, возник не без помощи Вячеслава Автаева, а в списках учредителей периодически меняющихся фирм, сдающих секции в аренду, например, ООО "Люкс-97", мелькала фамилия его зятя Золотарева. Рынок на Дачной являлся своего рода показательным примером рыночного бизнеса той поры: помещение, разделенное на большое количество узких клеток, минимум сервиса для покупателей и арендаторов. Но зато проходные способности рынка и его местонахождение с лихвой окупали все неудобства. Какое-то время он считался едва ли не единственным рентабельным звеном во всей структуре бизнеса, сформированного на Дачной при помощи вышеупомянутых людей. Оптовые рынки росли как грибы после дождя, здания и просто площадки делились на клетки или там устанавливались контейнеры. Схема самого бизнеса была очень проста.
Он позволял и позволяет делать деньги, что называется, из воздуха и хозяевам рынка, и его администрации, и чиновникам. Порядок таков. Предприниматель, желающий получить "клетку", обращается к администрации с просьбой предоставить ему место для торговли. Как правило, мест нет, но если доплатить администрации или ее доверенным лицам не менее 10 тысяч рублей, лишняя "клетка" тут же найдется. Таким образом свою мзду получает администрация рынка. После того, как договор на место оформлен, сразу проплачивается аренда на месяц вперед вне зависимости от того, когда именно коммерсант приступит к работе на этой точке. Арендная плата, как правило, разбивается на две составные части: небольшую "белую" для отчетности и "черную", представляющую собой реальный доход. Из нее же формируются отчисления чиновникам и силовикам, а также бандитам (состав варьируется), прикрывающим рынок. Дальше дело за мелочами. Прежде чем начать торговать на оптовом продовольственном рынке, требуется получить санитарно-гигиеническое свидетельство на право торговать интересующим предпринимателя ассортиментом товара в районной СЭС. В продовольственном отделе СЭС каждый сотрудник закреплен за определенным рынком. Он делает анализ и дает заключение о том, что можно, а чего нельзя. За услуги назначается сумма оплаты. Она четко не определена и поэтому устанавливается по усмотрению главного врача районной СЭС (где-то 250-400 рублей). Затем требуется получить разрешение в УГПС. Чтобы пожарник сразу же выехал осмотреть "объект" (т.е. контейнер или сетку), надо заранее предусмотреть его интерес. Для отчетности инспектор потребует приобрести огнеупорные плафоны и огнетушитель определенной марки в какой-то конкретной фирме. Оплата услуг пожарника также делится на официальную и неофициальную часть.
За второй он заглядывает в тот момент, когда в его жизни наступают праздники. То же самое касается и участковых. О них разговор особый: в судьбе некоторых рынков они играют едва ли не культовую роль. Например, должность участкового, на участке которого расположен Губернский рынок, считается своего рода испытанием на прочность: с нее либо вовремя уходят, либо уходят из милиции.
На некоторых рынках неофициальные выплаты контролирующим органам за "благосклонность" собираются организованно работниками администраций рынков. К определенной дате они требуют с каждой сетки или контейнера подготовить пакет с продуктами или другими видами товаров. Затем вещи грузятся в машину и отправляются контролерам - как правило, имеющим отношение к СЭС и фискальным органам. Вся эта пирамида и представляет собой функционирующую модель среднего по размерам рынка.
К 1997 году роли в рыночном бизнесе начали более-менее четко распределяться. В качестве вещевых рынков лидерами выступали все тот же Кировский, по-прежнему контролируемый "Вегой-С", рынок на улице Ленинградской, оформленный вовсе не как рынок, а как места свободной торговли, и вещевой рынок на Поляне Фрунзе. Последний, располагавший торговыми площадями в 13,6 тысячи квадратных метров, официально контролировался созданным администрацией Промышленного района ХМПО "Интеграция".
Развивался и вещевой рынок "Волга", созданный ООО "Ток" - структурой, в состав учредителей которой входили родственники главы УФСНП по Самарской области Евгения Григорьева. Параллельно работали уже созданная "Бакалея", "Норд-1" (принадлежавший "Самараглавснабу"), "Овраг Подпольщиков" (сдававшийся в аренду ООО "Самарское объединение рынков"), "Октябрьский" (сначала арендатором территории рынка выступало ЗАО "Заря-В", затем - торговый дом "Октябрьский").
Кроме того, в Октябрьском районе действовали рынок "Московский" на пересечении Революционной и Московского шоссе (находился в аренде у ПКП "Старт") и шесть мест свободной торговли. В Ленинском районе развивались уже упомянутый "Губернский" и рынок на стадионе "Буревестник" (арендатор территории - ООО "Кредо-98"), позже к ним добавился "Караван", курируемый Александром Хенкиным и Алексеем Титовым. В Промышленном районе бизнес развивали "Безымянский рынок", переданный в аренду ЗАО "Безымянский рынок", книжный рынок "Ипподром", оптово-розничный рынок "Трэк" на проспекте Кирова, 328, и Поляне им. Фрунзе, рынок "Шапито" (арендатор территории - ООО "Коробейник"). В Кировском - мини-рынок "Коникс" в 15 микрорайоне , а также оформленный как места свободной торговли рынок на пересечении улиц Победы и Каховской, который передан в управление на три года ООО "Лотс".
Позже появились другие, еще более крупные рынки, такие как "Московский". Бизнес рос и приносил доходы, которые было практически невозможно проконтролировать. Часть доходов, как и прежде, уходила представителям криминала, присутствовавшего в той или иной мере на каждом рынке.
Например, рынки "Норд" и "Поляна Фрунзе" охраняло ЧОП "Луч-95", которое официально учредил Андрей Королев (Король), рынок в Овраге Подпольщиков одно время курировала бригада Михаила Бесфамильного (Беса), на Губернском рынке сильны позиции таджикской группировки, имеющей отношение к торговле наркотиками. Значительная часть территории рынка "Октябрьский" контролируется Або Саркисовым (Або). Он же контролирует "лохотронщиков" и "станочников" на "тропе" у железнодорожного вокзала.
"Тропу" же целиком с ее ларьками и прилавками курирует авторитет Прошка. Кировский вещевой рынок до недавнего времени контролировали три криминальные группировки - дагестанцы, которые работали в союзе с чеченским авторитетом Саидом Центроевым, бригады Юрия Тещина (Тещи) и Андрея Королева.
При этом там наблюдалось своего рода разделение труда: тещинские контролировали центральные ряды (металлические прилавки), где работали в том числе и карманные воры, дагестанцы курировали некоренных торговцев: узбеков, таджиков, корейцев и пр. Денег хватало всем - и хозяевам, и бандитам. В 1997 году был арестован руководитель ХМПО "Интеграция". У него во время обысков везде находили пачки по нескольку тысяч долларов.
Этот арест стал первым свидетельством того, что в доселе разрозненной системе рыночного бизнеса появились люди, желающие переделить сложившийся порядок. Начавшийся в 1998-1999 годах рыночный передел связывали со сменой власти в самарской мэрии. Ее новому руководству требовались свои собственные подконтрольные рынки, а вовсе не такие самостийные предприятия, как ХМПО "Интеграция".
В итоге директор "Интеграции" при помощи ОБЭП отправился за решетку, а на смену его предприятию пришла новая структура - МУП "Ярмарка". "Ярмарке" были переданы в аренду вещевой рынок на Поляне им. Фрунзе, мини-рынок "Росинка", мини-рынок на ул. Псковской, места свободной торговли на площади им. Кирова. Предполагалось, что со временем "Ярмарка" подчинит себе и другие рыночные территории. Официальным учредителем МУП выступила городская администрация. На деле же "Ярмарка" сразу угодила под контроль группировки Константина Беркута, пытавшейся занять доминирующие позиции в рыночном бизнесе. Группировке приписывали участие в финансировании предвыборной кампании мэра, что, естественно, никто и никогда официально не подтверждал. Однако та легкость, с которой в 1998-1999 годах люди Беркута пришли к власти над рядом рынков, может свидетельствовать по меньшей мере о поддержке, которую ей оказывали представители властей. В 1999 году одним из руководителей МУП "Ярмарка" стал близкий к Беркуту Анатолий Макоткин, который рьяно принялся расширять сферы влияния вверенного ему предприятия. В стадии оформления на "Ярмарку" находилась земля у рынка "Шапито" на месте автостоянки. Были виды у Макоткина и на книжный рынок. Его планировалось переоформить на "Ярмарку" под предлогом переноса с ипподрома в другое место. Одновременно все та же группировка пыталась инициировать и другие рыночные проекты.
Так, Макоткин в содружестве с Олегом Родионовым (Парамоном) и Сергеем Марченко (Марчелло) пытался реализовать проект по открытию на въезде в город в районе Алексеевки-Смышляевки крупного оптового рынка западного образца, с кемпингом и гостиницей. В январе 1999 года Марченко и Макоткин начали оформление документов на участок около компании "Интенсивный корм", имевший все необходимые коммуникации. Всех прельщала идея, что он составит серьезную конкуренцию ТК "Московский".
Под этот проект даже было создано отдельное АО "СельхозБизнесИнвест". Отвод земли оформлялся через администрацию Волжского района. Все вроде бы шло хорошо. Но в 1999 году неизвестные убили сначала Константина Беркута, а затем и часть людей из его группировки. В августе 1999 года киллер расстрелял возле рынка на Поляне Фрунзе Анатолия Макоткина. На этом убийства не прекратились. Спустя еще некоторое время бесследно исчез последний из лидеров группировки Беркута Олег Родионов.
Все эти события положили конец планам группировки по широкомасштабному переподчинению старых рынков и строительству новых. Исчезнувший Парамон и погибший Беркут унесли с собой тайну еще одного крупного комплекса - ТК "Московский", к истории появления которого, как уверяют многие источники "СО", они были причастны. А дело якобы было так. В 1997 году произошел конфликт между двумя владельцами Ракитовского рынка - Игорем Панченко и Виктором Сурковым.
В тот же период целый ряд лиц, в том числе имевших непосредственное отношение к ОПГ Беркута, лоббировали идею строительства на 18-м километре крупного оптового рынка. Идея заключалась в том, чтобы построить на окраине города рынок, куда бы приходили фуры с продуктами и распродавались там оптом. Изначально было задумано строительство двух корпусов и площадки под оптовый продуктовый рынок. По обоюдному согласию реализовать проект пригласили Виктора Суркова. Тем более что его конфликт с Панченко грозил перерасти в серьезную конфронтацию. В итоге проект "Московского" постепенно был реализован. Примечательно, что до сих пор неизвестно, какое именно участие в строительстве этого комплекса принимала ОПГ Беркута. Согласно одной из версий, именно на ее средства и был якобы выстроен второй корпус рынка, но после смерти Беркута признавать этот факт якобы никто не захотел. Попытка преемников авторитета получить часть "Московского" успехом не увенчалась, хотя в ней и были задействованы серьезные силы. Администрация города даже начала оформление земли под вторым корпусом на фирму "Малахит", имевшую самое непосредственное отношение к Олегу Родионову. На основании этого факта фирма "Малахит" подала на Суркова в арбитражный суд, обвинив его в незаконном захвате земли.
Но мэрия вскоре из этого процесса вышла, неофициально приняв сторону компании "Виктор и К", контролируемой Сурковым. Впоследствии к отдавливанию с "Московского" "посторонних" подключился и УБОП, с которым был заключен договор на охрану. Сам Виктор Сурков обзавелся отрядом охранников и записывающей аппаратурой в кабинете. Круговая оборона дала свои плоды: Парамон исчез, а остальные люди Беркута, занятые решением вопросов собственной безопасности, уже не посягали на "Московский".
Косвенным признаком того, что это действительно так, стала смена криминальной власти и появление на рынке бригадиров Юрия Тещина, начавших наводить там собственные порядки. С той поры о том, что Беркут когда-то имел отношение к "Московскому", никто не вспоминает, а Виктор Сурков считается единственным хозяином рынка. И лишь один из людей, когда-то близких к исчезнувшему Парамону, вскользь бросил фразу, что закон отложенной справедливости когда-нибудь все равно сработает.
Любопытно, что с развалом группировки Беркута сменил хозяина и проект строительства рынка около "Интенсивного корма". Теперь его продвигает некий Мамур Бабаев, заявивший на прошедшей неделе о планах по возведению на упомянутом участке громадного торгового и офисного комплекса. После завершения истории с рыночным бизнесом Беркута желающих подчинить себе хотя бы 30-40% городских рынков не нашлось. И потому к началу 2001 года они представляли собой все ту же разрозненную сеть, принадлежащую большому количеству фирм и людей. Не пытались навести порядок на рынках и власти. По крайней мере попытка разработки закона "О статусе оптового рынка" в губернской Думе закончилась провалом. Хотя некие глобальные планы все-таки зреют. По информации "СО", в недрах городского департамента по торговле и потребительскому рынку разрабатывается программа развития городских рынков. Она предполагает, что центральная часть Самары должна быть очищена от стихийных мест торговли и от вещевого рынка на Ленинградской. В дальнейшем, по мысли авторов программы, на территории города будут действовать семь рынков, имеющих статус колхозных - Губернский, Троицкий, Безымянский, Красноглинский, рынок 15 мкр. и др. По словам одного из чиновников городской администрации, остальным рынкам придется перейти в закрытые павильоны.
Однако уточнить места их расположения он не смог, назвав только примерные координаты: пр. Карла Маркса, ул. Ленинская, Безымянка. В данный момент в администрации уже прекращена выдача разрешений на открытие рынков в центре города. Вместе с тем рыночный бизнес продолжает развиваться.
В ближайшее время новые рынки возникнут на пересечении проспекта Карла Маркса и Ташкентской, а также улиц Победы и Елизарова, на пересечении улиц Промышленности и Спасской, на пересечении Антонова-Овсеенко и Булкина, Московского шоссе и проспекта Масленникова и т.д. То, что рынки кормили всех и всегда, - бесспорная правда. Еще на заре перестройки единственный на тот момент крупный рынок "Энергетик" имел оборот, которому могли бы позавидовать крупнейшие универсальные магазины.
Но он несопоставим с теми цифрами, которые характеризуют рынки сейчас. По официальным данным, оборот оптовой торговли на всех областных рынках по итогам 2000 года достиг 56,8 млрд рублей. Только в Самаре общая площадь оптово-розничных рынков, по данным городского департамента торговли, составляет более 135 тысяч кв. метров. А всего на территории Самарской области действует 21 крупный оптово-розничный рынок: 17 в Самаре, 3 в Тольятти и один в Похвистнево.
И это не считая сотен мест свободной торговли и небольших вещевых и продовольственных рынков на улицах городов и райцентров. Но все цифры и показатели, официально характеризующие рынки, - лишь макушка айсберга. Сами владельцы рынков считают, что их реальные показатели превышают данные статистики как минимум в несколько раз. Вопрос о том, в чьих интересах работает вся эта империя, не имеет прямого ответа. Разве что косвенный: в интересах силовых структур, криминальных группировок и чиновников. Все они в той или иной мере и способствовали созданию рыночного бизнеса. После завершения истории с рыночным бизнесом Беркута желающих подчинить себе хотя бы 30-40% городских рынков не нашлось. И потому к началу 2001 года они представляли собой все ту же разрозненную сеть, принадлежащую большому количеству фирм и людей. Не пытались навести порядок на рынках и власти. По крайней мере попытка разработки закона "О статусе оптового рынка" в губернской Думе закончилась провалом.
Хотя некие глобальные планы все-таки зреют. По информации "СО", в недрах городского департамента по торговле и потребительскому рынку разрабатывается программа развития городских рынков. Она предполагает, что центральная часть Самары должна быть очищена от стихийных мест торговли и от вещевого рынка на Ленинградской.
В дальнейшем, по мысли авторов программы, на территории города будут действовать семь рынков, имеющих статус колхозных - Губернский, Троицкий, Безымянский, Красноглинский, рынок 15 мкр. и др. По словам одного из чиновников городской администрации, остальным рынкам придется перейти в закрытые павильоны. Однако уточнить места их расположения он не смог, назвав только примерные координаты: пр. Карла Маркса, ул. Ленинская, Безымянка. В данный момент в администрации уже прекращена выдача разрешений на открытие рынков в центре города. Вместе с тем рыночный бизнес продолжает развиваться.
В ближайшее время новые рынки возникнут на пересечении проспекта Карла Маркса и Ташкентской, а также улиц Победы и Елизарова, на пересечении улиц Промышленности и Спасской, на пересечении Антонова-Овсеенко и Булкина, Московского шоссе и проспекта Масленникова и т.д.


События недели Отдел расследований CO http://my.samara.ru/~15mkr/kommerc/33298/

------------------
И носило меня, как осенний листок.«BR»Я менял имена, я менял города...

goust 16-11-2006 21:51

Боже, как давно это было
Помнит только мутной реки вода
.....
Никольский