Старые песни о не главном

Nikofar 27-05-2009 23:51

Клуб Самодеятельной Песни.
Предлагаю поделиться воспоминаниями.
Недавно вспомнил вот эту песенку Юрия Кукина:
---
Мой маленький Гном, поправь колпачок,
Не топай ногой - потерял башмачок.
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.

Где чай не в стаканах,
А в чашечках чайных роз.
Где веточка пихты - духи,
А подарок - ответ на вопрос.
Где много неслышного смеха
И много невидимых слез...
И песни под звуки гитар
Мотыльков и стрекоз.

Мой маленький Гном, поправь колпачок,
И так не ругайся - получишь щелчок!
Беги от людей, мой маленький Гном,
Беги поскорей в свой старенький дом.

Нет - нет, я к тебе не пойду,
Мой маленький Гном!
Я стар, я устал,
Да и двигаться стал я с трудом.
Я знаю, твой год -
Он всего от зари до зари...
Мне тысяча лет,
Потому лишь, что мне тридцать три.

Мой маленький Гном, поправь колпачок,
И брось, не сердись, разожми кулачок.
Слезинки утри, надень башмачок
И косу привычно закинь за плечо.
----
Всего три песенки:
http://meloran.narod.ru/kukin.htm

VASILICH 28-05-2009 13:41

Волейбол на Сретенке"Я спою еще одну песню. Песня эта такая, я б сказал супердокументальная, поскольку в ней описаны документальные судьбы. Не только судьбы, но и приведены, практически, их фамилии. Песня называется "Волейбол на Сретенке". Сретенка - такая улица в Москве, которая идет от площади Дзержинского переходя в Проспект мира."
Юрий Визбор
Cm D7 Gm
А помнишь, друг, команду с нашего двора,
Cm F В
Послевоенный над верёвкой волейбол -
G7 Cm В Eb G7 Cm
Пока для секции нам сетку не украл
Gm D7 Gm
Четвёртый номер, Коля Зять - известный вор.
А первый номер на подаче - Владик Коп,
Владелец страшного кирзового мяча,
Который, если попадал кому-то в лоб,
То можно смерть установить и без врача.
А пятый номер, наш защитник, - Макс Шароль,
Который дикими прыжками знаменит,
А также тем, что он по алгебре король,
Но в этом двор его нисколько не винит.
Саид Гиреев - нашей дворничихи сын,
Торговец краденным и пламенный игрок,
Серега Мухин, отпускающий усы,
И на распасе - скромный автор этих строк.
F В
Припев: Да, вот это наше поколение -
F В D7
Рудиментом в нынешних мирах,
Gm Cm6
Словно полужёсткие крепления |
Cm D7 Gm |
Или радиолы во дворах. | 2 раза
А вот противник, он нахал и скандалист,
На игры носит он то бритву, то наган.
Здесь капитанствует известный террорист,
Сын ассирийца, ассириец Лев Уран,
Известный тем, что перед властью не дрожа,
Зверю-директору он партой угрожал,
И парту бросил он с шестого этажа,
Но, к сожалению для школы, не попал.
А вот и сходятся два танка, два ферзя -
Вот наша Эльба, встреча войск далеких стран :
Идет походкой воровскою Коля Зять,
Навстречу - руки в брюки - Лёвочка Уран.
Вот тут как раз и начинается кино,
И подливает в это блюдо остроты
Белова Танечка, глядящая в окно, -
Внутрирайонный гений чистой красоты.
Ну что, без драки : волейбол так волейбол.
Ножи оставлены до встречи роковой,
И Коля Зять уже ужасный ставит кол,
Взлетев, как Щагин, над веревкой бельевой.
Припев: Да, и это наше поколение -
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужёсткие крепления |
Или радиолы во дворах. | 2 раза
...Мясной отдел, Центральный рынок, дня конец -
И тридцать лет прошло, о Боже! Тридцать лет!
И говорит мне ассириец-продавец :
- Конечно, помню волейбол, но мяса нет!
Саид Гиреев - вот сюрприз! - подсел слегка,
Потом опять, потом отбился от ребят;
А Коля Зять пошел в десантные войска,
И там, по слухам, он вполне нашёл себя.
А Макс Шароль - опять защитник и герой,
Имеет личность он секретную и кров.
Он так усердствовал над бомбой гробовой,
Что стал член-кором по фамилии Петров.
А Владик Коп подался в городок Сидней,
Где океан, балет и выпивка с утра,
Где нет, конечно, ни саней, ни трудодней,
Но также нету ни кола и ни двора.
Ну, кол-то ладно, не об этом разговор,
Дай Бог, чтоб Владик там поднакопил деньжат.
Но где найдёт он старый Сретенский наш двор?
Вот это жаль, вот это, правда, очень жаль.
Ну, что же, каждый выбрал веру и житьё,
Полсотни игр у смерти выиграв подряд,
И лишь майор десантских войск Н.Н.Зятьёв,
Лежит простреленный под городом Герат.
Отставить крики, тихо, Сретенка, не плачь,
Мы стали все твоею общею судьбой -
Те, кто был втянут в этот несерьезный матч
И кто повязан стал верёвкой бельевой.
Припев: Да, уходит наше поколение -
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужёсткие крепления
Или радиолы во дворах.
26 июля - 6 октября 1983

бес 28-05-2009 19:15

а мне у Кукина нравится "Гостиница"

кое-что из его песен на торренте:

http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=237840

http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=109469

Nikofar 28-05-2009 21:46

На мой взгляд, у Юрия Кукина почти все песни - маленькие шедевры. Красивые мелодии и глубокий смысл в словах.

штурманс 28-05-2009 22:50

quote:
Originally posted by Nikofar:

Предлагаю поделиться воспоминаниями.
Недавно вспомнил вот эту песенку Юрия Кукина:



в смысле что помнится из того репертуара?
тут жена в походе "развела" на концерт... примерно на час хватило и "почти без купюр".
высоцкий:белое безмолвие, новое время;
клячкин: мокрый вальс, "я был мальчонка глупенький..."
дольский: аленушка
иваси: крибле-крабле-бумс
лансберг:много всего.
хайям(не помню, чей перевод)и т.д...
печатать все не буду-
http://bards.ru/

Nick Brake 29-05-2009 01:45

Когда-то в Ленинграде, в Концертном зале у Финбана, проводились ежегодные Всесоюзные фестивали авторской песни.

Тогда еще Никитины были молодыми, а Дмитрий Богданов был еще зеленым студентом и смущался, аккомпанируя Берковскому.

Каково было присутствовать на заключительных концертах, и все тогдашние эмоции - это не передать словами. Скажем, "Песни нашего века" - замечательный проект, но не передает даже сотой части тогдашних ощущений.

Поэтому я не могу здесь процитировать ни одной любимой песни, потому что это бессмысленно... их, наверное, сотня... и чтобы не обидеть все остальные песни и остальных авторов. :P

Nikofar 29-05-2009 02:31

quote:
Originally posted by Nick Brake:

но не передает даже сотой части тогдашних ощущений.



Главное, наверное другое.
Может быть, соприкосновение через время? Бравада?
"Эпитафия
По стихам Олега Тарутина

Я умру, как все иные,
и меня положат в гроб.
И потянутся родные
целовать холодный лоб.
Приберут потом в квартире..
Надо мной взойдет трава,
и душа в заветной лире
прах начнет переживать.

И душе обидно будет,
и покроет душу тьма,
если вдруг живые люди
оробеют у холма.
Если парочка влюбленных
на кладбище по весне
сбавит говор на два тона
из почтения ко мне...

Стукну костью я берцовой
и взыграю локтевой,
всей душой взреву: "Да что вы!
Был покойник не такой!
Не такой, чтоб с постной миной
по кладбищам горевать,
ведь умел же он, скотина,
мрак души развеселять!"

Отчего ж усоп я, братцы?
Да оттого, что задремал
и, забывшись, улыбаться
и смеяться перестал.
Вот тут она и долбанула!
И я предупреждаю всех:
На себе проверил Дулов -
смерть тому, кто кончил смех!
"Здесь лежит ученый Дулов,
из которого вышел смех."
А смерти нет,
смерти нет, покуда смех!

бес 29-05-2009 19:19

quote:
Originally posted by VASILICH:

Волейбол на Сретенке



Трофим. "Москва" (саквояжникам и хачам можно не читать) :D

Застучал по асфальту порывистый дождь
Как из лейки, как из лейки.
Пробежала по улицам зябкая дрожь
Пыльной змейкой, пыльной змейкой.
Переулки, проспекты, бульвары, мосты
Заиграли синевою,
И парит благодать неземной красоты
Над Москвою, над Москвою.

В этом городе мне довелось пережить
Всяко разно, всяко разно.
Я был бит, я был квит и в беде позабыт,
Жизнь не праздник, ох, не праздник.
Но когда над Москвою грохочет июль
Грозовою канонадой,
Снова кажется мне, будто счастье мое
Где-то рядом, где-то рядом.

От Цветного бульвара до Красных ворот
Каждый камень мне знакомый.
Здесь когда-то с друзьями нас взял в оборот
Дядя Витя, участковый.
Коля, Пашка, Толян - золотые мои
Хулиганы, хулиганы.
Уберег ли вас Бог от сумы, от тюрьмы
И Афгана, и Афгана?

И пускай наша жизнь на исходе веков
Стала жесткой, слишком жесткой.
Мы всегда будем дети московских дворов
На бескрайних перекрестках.
И когда выйдет время покинуть свой дом,
Став небесной синевою,
Мы вернемся на землю июльским дождем
Над Москвою, над Москвою.

Мы вернемся на землю июльским дождем
Над Москвою, над Москвою.