Wenger Alinghi 1.14.09.315 ALG (нож яхтсмена)

Gim83 14-09-2016 10:15

Продолжаю небольшие обзоры посвященные приключениям, по мотивам которых Wenger выпустил ножи. По большому счету данный обзор должен быть посвящен большому 120-мм ножу. Который вегнер выпустил в 2007 году после того как компания Wenger подписала договор официального поставщика с Alinghi, командой, представляющей Швейцарию на 32-ом Кубке Америки по яхтенному спорту.

Но у меня есть его младший брат, вот он второй снизу.



Вот его функционал


Но нас больше интересует те события для которых данный нож был выпущен, а выпущен он был как снаряжение яхтенной команды Alinghi, учавствующей в Кубке Америки, вот про эту гонку и попытаюсь скомпилировать обзор. По материалам http://b2travel.ru/index.php/ru/

Кубок Америки
История этого выдающегося яхтенного соревнования берет начало в Англии в 1851 году. На настоящий момент, это самое старейшее спортивное международное состязание в мире. Кубок 'Америки' - это целая история, длиной уже более чем 150 лет.
Начало
Итак, начиная с середины 18 века, силами английских яхтсменов проводятся соревнования вокруг острова Уайт. C 1815 года, года своего основания, соревнования эти проводит Королевская парусная эскадра, самый старый и знаменитый яхт-клуб Англии. Смотреть на эти гонки любит и Королева Виктория. Сама по происхождению немка (представитель Ганноверской династии) она много сделал для популяризации яхтенного спорта в Великобритании. Особенно она ратовала за культуру яхтсменов. Виктория увлекалась яхтингом, у королевской семьи на острове Уайт - её резиденции, был целый флот паровых и парусных яхт. Вообще имение королевы располагалось поблизости от яхт-клуба, что оказало влияние на развитие яхтинга. После проведения знаменитой всемирной промышленной выставки, королева Виктория решает позвать на регату в Каусе спортсменов со всего мира.
'Кубок ста гиней'
В 1848 году ювелирная фирма 'Гаррард и Ко' изготавливает кувшин для награждения. Что интересно, этот кубок сразу же был изготовлен без дна. Говорят, это было личное пожелание королевы Виктории, так она заботилась о нравственности среди яхтсменов - она терпеть не могла пьянства. Этот кувшин покупает за 100 гиней старый лорд Энглси, заправский яхтсмен, фельдмаршал - одноногий герой наполеоновских войн. Регата в Каусе между членами 'Королевской яхтенной эскадры' получает свое название - 'Кубок ста гиней'.


132 года этот трофей был в Америке, какое-то время он даже был прикручен болтом к основанию на месте его хранения в Нью-Йоркском яхт-клубе. Американцы говорили своим защитникам Кубка - на его месте будет голова проигравшего шкипера!

Шхуна 'Америка'
На приглашение откликаются американцы. Они решают бросить вызов англичанам. К тому времени в США очень популярны лоцманские суда. Это особый вид судов, скоростной, несущий большое количество парусов. Формированию именно такого типа судов способствовали условия плавания - слабые ветра, постоянно изменяющие свое направление, течения. Принять участие в регате решил Джон Кокс Стивенс, командор Нью-Йоркского яхт-клуба. Он заказал яхту Джорджу Стирсу, сыну известного судостроителя Америки. Джордж решил построить самую быстроходную яхту в мире. Для создания яхты был организован синдикат во главе с Джоном Стивеном. По условиям контракта, стоимость постройки яхты равнялась 30 тысячам долларов, однако, в случае, если яхта окажется менее быстроходной, чем любое иное судно, можно было не уплачивать деньги. Яхта была построена в рекордные сроки, однако на испытаниях она уступила в скорости швертботу 'Мария', личной яхте командора Стивена.


Одна из первых фотографий шхуны Америка под парусами
Но шхуна 'Америка', так назвали вновь рожденную яхту, была быстрее всех остальных судов, да и швертбот не мог пересечь океан. Испытания дали возможность сэкономить синдикату 10 тысяч долларов и шхуна отправилась через Атлантику в Англию. Будущие участники регаты - Джон Стивенс сотоварищи отправился заранее во Францию, чтобы закупить необходимы продукты для приема высоких гостей на борту яхты. Однако вопрос участия в регате ещё не был решен. На руках у яхтсменов находилось письмо командора Королевской яхтенной эскадры лорда Уитона, где он приглашал яхтсменов в Каус и выказывал готовность 'оказать всяческую помощь'. Командор английского яхт-клуба не сомневался в победе англичан, он ожидал, что его яхтсмены будут первыми и этой победой достойно завершится выставка и будет подтверждено положение Британии как 'королевы морей', но американцы напротив придавали большое значение этому состязанию. Здесь на кон ставились их возможности и возможности Америки как новой морской державы.

Американцы бросают вызов
Этим временем шхуна 'Америка' пересекла Атлантику и отшвартовалась в Гавре. На переходе яхта показала среднюю скорость в 12 узлов. Как описывает Джеймс Стир, - 'паруса яхты обожают ветер', она обогнала по пути несколько британских скоростных барков, следующих тем же курсом. В Гавре на борт садится оставшаяся часть команды. Американцы соблюдают режим секретности и скрывают скоростные качества шхуны 'Америка'. Яхта американцев причаливает в 6 километрах от Кауса. Англичане очень заинтересовались и высылают навстречу на разведку скоростную яхту 'Лаверок' для сопровождения яхтсменов в Каус. Тут американцы не выдерживают, спортивный азарт берет верх над выдержкой и капитан Браун, стоя за рулем, легко догоняет и обгоняет английскую яхту, оставляя её более чем в четверти мили на финише. Американская яхта с загнутыми назад мачтами настолько быстро двигалась, что было похоже - на борту двигатель. После прихода в порт, маркиз Энглси и командор Королевской яхтенной эскадры решили лично навестить яхту и проверить её. Нетерпение и любопытство их было настолько велико, что они не стали дожидаться положенной по этикету половины часа, и в полном составе были на борту 'Америки' уже через 20 минут, как шхуна бросила якорь. Старый 82-х летний маркиз-яхтсмен Энглси все пытался углядеть с кормы винты и скрытую паровую машину, да так, что чуть не вывалился за борт. Не найдя никакого механизма, а только безукоризненные обводы, он воскликнул,- 'похоже, все мы ошибались!' Яхта, как и выправка экипажа, произвела впечатление на английских моряков.
Командор Нью-Йоркского яхт-клуба бросил вызов английским яхтсменам. Стивенс предложил Королевской яхтенной эксадре гонку, в которой шхуна 'Америка' соревновалась против любого числа яхт, отобранных яхт-клубом. Гонка должна проходить по Ла-Маншу, в его открытой части, при ветре не менее шести узлов. Однако, возникли сложности. Сейчас принято считать, что англичане испугались яхты и вызова, но это не совсем так. И дальнейшая история Кубка Америки это доказывает. Тон вызова и условия гонки, выгодные, как думали англичане, заявителям не нашли поддержки. В ответ комнадор Уилтон объявил американцам, что известить и собрать яхтсменов за такое короткое время трудно, но они могут принять участие в регате 'Кубок 100 гиней', на который допускаются суда всех типов и под всеми флагами. Однако американцы подумали, что они могут диктовать условия. Стивенс написал в ответ - по его мнению, регата должна быть не менее 20 и не боле 70 миль длиной, должна проходить в открытом море при достаточно сильном ветре, и дистанция должна быть построена так, чтобы яхты двигались с попутным и встречным ветром. Он предложил приз в 10 тысяч гиней победителю регаты. Однако англичане ничего не ответили. Мало того, они даже отказали им в участии в регате устроенной соседним яхт-клубом 'Виктория' - по официальным правилам, в соревновании могли участвовать яхты принадлежавшие только одному владельцу, а шхуной 'Америка' владел синдикат. Американцы не сдаются и посылают ещё одно предложение и повторяют пари. В Каусе проходят многочисленные гонки, а американцы все ждут ответа. Тем временем они выходят в море и состязаются в частном порядке вне конкурса с английскими яхтами и обгоняют их все. Английская общественность негодует непонятным поведением английских яхтсменов, а Стивенс обвиняет их в трусости, об этом репортеры пишут даже в в газете 'Таймс'. Однако это была не трусость, а расчет. Обнаруживая все больше достоинств у шхуны, англичане не хотели соревноваться в невыгодных для себя условиях.


Скалы острова Уайт
Командор Нью-Йоркского яхт-клуба Стивенс сдается и подает заявку на участие в регате 22 августа 1851 года вокруг острова Уайт. В чем подвох? Это очень сложная акватория, где много подводных скал, постоянно меняющиеся ветра и течения. Этот маршрут хорошо знаком местным яхтсменам, но представляет большие трудности для американцев. Как только была подана заявка, тут же нашелся желающий соревноваться с американцами по их условиям, правда на приз в 100 фунтов. Гонка прошла 28 августа и была лишь проявлением вежливости со стороны англичан.
Тем временем американцы начали подготовку к регате. Консул нашел и пригласил самого опытного лоцмана - Андервуда. Поток заявок после принятия решения американцев сразу увеличился и на регату записалось 17 и вышло на дистанцию 15 яхт. Посмотреть на регату пришли большое количество народа, втом числе и иностранцев. Наблюдать за яхтсменами на регате вызвалась сама королева Виктория. Регата началась в 10 утра выстрелом из пушки. Регату сопровождал большой флот частных яхт и пароход с гоночной комиссией.

Гонка
Сначала шхуна 'Америка' слегка отстала, вперед вырвались яхты "Джипси куин', 'Битрис, 'Волант', 'Констэнс', 'Эрроу'. Эти яхты подняли все паруса, а шхуна 'Америка', следующая за ними, несла лишь основной парус и стаксели. Постепенно американская яхта начинает догонять и обгонять суда на дистанции. Буквально через 15 минут 'Америка' обогнала все яхты, кроме яхт 'Волант', 'Фрик' и 'Аврора'. Затем американская яхта обгоняет все яхты. Даже несмотря на периоды полного затишья, английские яхты не могли догнать шхуну 'Америка'. Только яхта 'Аврора' ещё видит впереди себя слабый силуэт, который постепенно исчезает. У западного мыса стихает ветер и опускается небольшой туман и шхуна 'Америка' встречается с королевской яхтой. Королева Виктория спрашивает у вахтенного офицера, смотрящего в подзорную трубу, - 'какая яхта первая? - Шхуна 'Америка' ваше Величество', - отвечает офицер, -'а какая вторая?' - и следует ответ - 'а второй нет'.

Регата вокруг острова Уайт
Финишировала 'Америка в 20:34, о чем было извещено выстрелом из пушки, второй была 'Аврора', которая пришла в 20:58, 'Бекенти' пришел в 21:30, Эклипс' - в 21.45, а 'Бриллиант' - в 1.20. Остальные яхты не пришли - у яхты 'Волант' сломался бушприт, 'Эрроу' села на мель, а яхта 'Алярм' осталась ей помогать. Остальных не дождались.
Победа 'Америки' сложилась также благодаря многим факторам - отличной яхте с интересными обводами, грамотному и квалифицированному экипажу, уверенности и воли к победе. Неоценимую помощь окаЗал лоцман, который провел их рискованным маршрутом, идя по которому следом за 'Америкой' села нам мель 'Эрроу'. Этот был путь между островом Уайт и небольшим островком с маяком, что послужило даже причиной возражений, но в правилах ничего не было сказано об этом, и победа осталась за американской командой.
После победы королева Виктория лично посетила шхуну 'Америка' и отдала честь её изысканным интерьерам. Яхту синдикат, как только получил подходящее предложение, продал с небольшой выручкой. Некоторое время спустя счастливый новый владелец получил сообщение, что в трюме спрятано 24 бутылки мадеры 50-тилетней выдержки, которую спрятала жена командора Стивенса ещё в США и все забыли об этом.
Полученную награду члены синдиката решили переплавить на медали каждому, но после смерти Джона Стивенса Кубок решили передать в Нью-Йоркский яхт-клуб. На настоящее время это самый желанный яхтенный трофей парусного спорта.

После смерти Джона Кокса Стивенса и некоторых его компаньонов, оставшиеся решили передать выигранный трофей Нью-йоркскому яхт-клубу на условиях, которые они описали в дарственном акте. Этот дарственный акт, по сути, был правилами гонок, и гласил, что любой яхт-клуб любой страны может бросить вызов на парусной яхте от 30 до 300 тонн водоизмещения.
Также было сказано, что приз должен оставаться в ведении яхт-клуба а не владельцев яхты или команды и знаменует призыв к 'дружественному международному соревнованию'. Это было учреждением почетного переходящего международного приза - Кубка Америки.


Нью-йорский яхт-клуб. Внутренние помещения

В последующие несколько лет никто не бросил вызов нью-йоркскому яхт-клубу. Только в 1868 году один из богатых людей Англии, Эшбери, железнодорожный магнат, заядлый яхтсмен, решил состязаться с американцами. Навязанные условия регаты были выгодны американцам. Джеймсу Эшбери навязали участие в регате на обычной трассе, на которой постоянно состязались американские яхтсмены, и которая была совершенно неизвестна англичанину. Однако регата стала очень популярна, на неё записалось 25, а вышло на старт 18 яхт. Итог был предсказуемым. Яхта англичанина 'Камбрия', пришла 10, шхуна 'Америка' четвертой, первой была американская же яхта 'Мэджик' и трофей остался в Нью-Йорке. Однако среди американцев нашлись джентльмены, в лице вице-командора клуба Беннетта, который протестовал против навязанных правил и не равных условий, однако, его никто не стал слушать, он в конечном итоге ушел с поста и яхт-клубом клубом стали владеть богатейшие люди своего времени - Вадербильдты и Морганы. Джеймс Эшбери не сдается и строит яхту специально для следующих гонок, теперь его новая яхта 'Ливония' несет в 4 раза больше парусов, чем 'Америка'. Англичанин требует провести парусное соревнования в открытом море в серии из 12 гонок, в каждой гонке он хочет представлять яхт-клубы, членом которых он является. Эшбери также настаивает на запрещении участия в регате швертботов. В конце концов, стороны приходят к компромиссу - гонок 7, а трасса проходит частично в море. Гонка началась 16 октября 1871 года. Пользуясь преимущественно слабым ветром, американская легкая яхта-швертбот, защитник 'Колумбия' легко побеждает 'Ливонию'. На следующий день американцы в одностороннем порядке сокращают дистанцию на целых 5 миль. Это вызывает протест англичан. Во время состязания Эшбери обходит буй с правой стороны, как это обычно предусмотрено правилами. Надо сказать, что погода не благоприятствовала гонкам, более того, ветер стал почти штормовым. В этих условиях 'Колумбия' пользуясь прорехами в правилах и отсутствием единых международных правил парусных гонок обходит буй слева, с более удобной стороны, соответственно обходит 'Ливонию' и удачно финиширует. Судейский комитет отклоняет протест Эшбери, а то в свою очередь не признает его решение. На следующий день английская яхта выигрывает с большим отрывом у 'Колумбии'. Причина проста - американский экипаж, включая капитана напился до такой степени, что пришлось выходить в море матросам из экипажей других яхт. На последующих двух гонках выигрывает ещё одна американская яхта-защитник 'Сафо' и подсчитывая очки - 4 из 5 гонок, американцы больше не выходят на старт. Однако Эшбери требует проведения двух гонок, выходит на старт в гордом одиночестве и засчитывает защитникам кубка 2 поражения. Итого по мнению претендента на Кубок Америки получается, что у него 3 победы и одну спорную он приписал себе. Он потребовал выдать себе Кубок, на что ему ответили отказом. По возвращении в Англию он выпускает брошюру, где обвиняет нью-йорский яхт-клуб в нечестном и неспортивном поведении.


"Livonia" против "Safo". Кубок Америки, 1871 год

Это подрывает доверие и только через 5 лет канадская шхуна бросает вызов защитнику. В самой Америке начинаются к тому времени отборочные соревнования на честь быть защитником клуба, что дает большой стимул яхтенным конструкторам. Что касается Кубка Америки, то защитники легко выигрывают у канадской яхты в 1876 году и в следующий раз, в 1881. Тем временем старейший американский яхт-клуб города Нью-Йорка передает приз единственному оставшемуся в живых учредителю, и тот вносит некоторые уточнения в дарственную. Дело в том, что англичане с проигрыша Эшбери упорно игнорировали Кубок Америки, намекая на нечистоплотность, что раздражало американских бизнесменов в яхтинге. Командором яхт-клуба становится Джеймс Беннетт и сразу же два английских яхт-клуба подают заявку на участие. Американцы успешно защищают кубок в двух соревнованиях, но претензии уже американцев к командору клуба Беннетту растут, его упрекают уже не только в честности, а в том, что гораздо хуже - в больших тратах, необходимых для защиты Кубка Америки. Яхты стали строить специально под это соревнование. Он покидает свой пост и его место занимает Джон Морган младший. Как и все остальные бизнесмены, тоже члены Нью-йоркского яхт-клуба, они совместно вырабатывают новые, более жесткие правила для будущих претендентов. Самым трудным было обмерное правило. В заявке, которую необходимо было подать за 10 месяцев нужно было указать все размеры - осадку, длину и ширину. Если яхта при обмере непосредственно на соревнованиях не соответствовала указанным параметрам, то она дисквалифицировалась. Дело в том, что яхты строились специально к регате и указать точные данные иногда было попросту невозможно. Также никто не исключал и уловок обмерщиков. Регата отныне должна была состоять из трех гонок, каковые проводятся по правилам принимающего клуба ( то есть в данном случае Нью-йорского).


Интерьер Нью-йорского яхт-клуба - камин в "модельной комнате"

Англичане бойкотировали соревнование. Только в 1892 году лорд Данревен бросил вызов - но он пошел в разрез с мнением английского общества. В регате 1893 года выиграли опять американцы, но и англичанин по всеобщему мнению был очень близок к победе. Данревен решил бросить вызов ещё раз и строит новую яхту - 'Валькирия III'. Эта яхта шире американской и отлично ходит при слабых ветрах. Американские бизнесмены строят своего защитника - полностью металлическую яхту 'Дефендер'. Старт регаты сопровождает рекордное количество зрителей на всевозможных судах. Первую гонку выигрывает 'Дефендер', но с минимальным отрывом. Перед второй гонкой английский лорд подает протест, он указывает, что на борт американской яхты уложили балласт, в результате чего длина яхты и максимальная скорость соответственно возросли. Данревен настаивает на немедленном контрольном обмере и наблюдателе на обеих яхтах. Однако ему отказывают, а обмер проводят только утром, что дает пищу для размышлений и справедливых подозрений. На следующий день во время старта на стартовой позиции была толчея и яхта 'Валькирия' немного зацепила американскую. После того, как англичане с небольшим перевесом по времени выиграли эту гонку, 'Дифендер' подает протест и 'Валькирия' дисквалифицирована. Английский лорд, член палаты лордов Великобритании требует обеспечить безопасность на дистанции, является утром на следующий старт, но отказывается стартовать и возвращается в Англию, откуда пишет извещение с просьбой вычеркнуть его из почетных членов Нью-йоркского яхт-клуба. Американцы в срочном порядке сзывают совещание и лишают его этого звания наперед. Английские яхт-клубы молчаливо согласились не принимать впредь участие в этих соревнованиях.


Кубок Америки - "Valkiria" против "Defender", 1895 год

Прошло несколько лет и в Нью-Йорке поняли, что без достойного соперника в лице англичан дела Кубка Америки захиреют. И такой соперник, который подходил всем нашелся, им стал английский бизнесмен сэр Томас Липтон.


Да, именно тот человек, марка чая которого теперь повсеместно известна. И немалую заслугу в таком широком распространении брэнда сыграл яхтинг. Он оказался идеальным соперником - легко проигрывал с очень небольшим перевесом американцев, что позволило трофею на долгие годы остаться в Нью-йоркском яхт-клубе, хорошо отзывался об американцах и самой Америке. Почти до самой своей смерти сэр Томас был претендентом на Кубок Америки и иногда победа была близка. Однако американцы продолжали хитрить. По правилам регаты, яхта претендента должна была прийти по морю к месту старта, что означало в данном случае перейти Атлантику.

Первый претендент сэра Томаса Липтона на Кубок Америки - яхта "Shamrock" против защитника - яхты "Columbia", 1899 год

Поэтому яхта англичан была полноценной яхтой, как например яхта 'Шэмрок 5' для участия в пятом по счету состязании сэра Т. Липтона, а американцы строили одноразовые конструкции, не пригодные потом к эксплуатации - только пустые и легкие корпуса с лебедками и парусами. Возможно, именно поэтому марка Липтон в те годы в Америке и сейчас так популярна, из-за мудрого сэра Томаса, умевшего извлекать прибыль из всех ситуаций. Однако это совершенно не делает чести защитникам Кубка Америки. В последующих состязаниях такая 'игра' продолжилась, даже как заметил один журнал - 'Britania rules the waves, but America waives the rules', что значит - 'Британия правит морями, но Америка управляет правилами'.

Яхта Shamrock V участовала в регате Americas Cup в 1930 году, затем прошел ремонт и сейчас яхта возвращена своим прежним владельцам - Lipton Tea Company
Последняя регата 'Кубок Америки' на больших, специально построенных для этого состязания яхтах, была проведена в 1937 году и затем последовал долгий перерыв в 21 год. На этом заканчивается ещё одна часть истории Кубка Америки, история амбиций американцев, их жажды всегда быть первыми, причем любой ценой. И это не удивительно, так как первую 'скрипку' в яхтинге того времени играли люди с огромными состояниями, но часто с отсутствием элементарной порядочности. Трофей остался в Нью-Йоркском яхт-клубе, в котором он и был с 1852 года.

Вот такая увлекательная история и теперь владея частичкой "снаряжения" команды участвовавшей в данной гонке, чувствуешь определенную сопричастность к такой великолепной гонке, хотя сам абсолютно сухопутный :).

Gim83 14-09-2016 10:57

Продолжение истории - Липтон.
После инцидента с Данревеном ничто уже не могло скрыть от мировой общественности тот факт, что американский яхтинг в конце XIX века оказался в руках людей, проникших в него с черного хода. Лидирующие яхт-клубы Великобритании заключили молчаливое соглашение, что никогда больше ни один из них не вступит в контакт с Нью-йоркским яхт-клубом. Казалось, по состязаниям на Кубок Америки прозвучал погребальный звон.
В 1896 году правление нью-йоркского клуба находилось в затруднительном положении. Нелегко было признаться в неспортивных методах борьбы, не было и надежды на преодоление английского бойкота. В поисках выхода из создавшегося положения в Англию был направлен один из пользующихся там доверием членов клуба, которого уполномочили завербовать любой ценой следующего конкурента для борьбы за кубок. Американцы даже были готовы предоставить желанному сопернику необходимые средства для постройки яхты и оплатить все расходы, связанные с гонками.
В то время в мире яхтинга появился человек с незаурядными коммерческими способностями, англичанин, вышедший из низов. Биография Томаса Липтона была непростой. Сначала он работал каменотесом, батраком на ферме, затем докером, истопником, рабочим. Однако все это были малодоходные занятия, а у Липтона была коммерческая жилка. Свою фантастическую карьеру он начал с открытия маленькой лавочки, затем стал владельцем продовольственных магазинов.

Вскоре магазины Липтона торговали чуть ли не на каждом углу и стали приносить такие доходы, что их владелец оказался в состоянии предоставить в распоряжение королевы Виктории крупную денежную сумму на благотворительные цели и получить взамен дворянское звание.
Сэр Томас Дж. Липтон решил объединить свои многочисленные магазины, склады, плантации и перегонные заводы в единый трест под названием "Липтонс лимитед" и распространить его акции среди английской публики. Липтон сразу же сообразил, что регаты на Кубок Америки и положение Нью-йоркского яхт-клуба предоставляли прекрасные возможности для рекламы. Вскоре (и, конечно, совершенно случайно) оказалось, что, хотя сэр Томас ирландец по происхождению и друг принца Уэльского, в глубине души он истинный янки.
Липтон отнюдь не был желанным соперником в глазах нью-йоркской группы мультимиллионеров. Однако выбора не было. К тому же Липтон изо дня в день становился все популярнее в Штатах. Снобы были в восторге от того, что он запанибрата с принцем Уэльским. Яхтсмены отдавали должное маленькому Королевскому яхт-клубу Ольстера, который не побоялся трудностей, принял сэра Томаса и заявил о его желании состязаться за кубок вопреки бойкоту всех остальных британских клубов. В глазах американских финансистов Липтон был выдающимся организатором картелей и продавцом акций. Для простых людей в США он был владельцем продуктового магазина. Рабочие с интересом читали о том, что у него натруженные мозолистые ладони. Ирландцам льстило, что яхты Липтона носили знакомое название "Шэмрок"-"Трилистник". А трилистник - национальная эмблема кельтского острова; кроме того, борта его яхт были зеленого - национального ирландского - цвета. Зато шотландцы были убеждены, что яхты Липтона были оснащены парусами желтого - национального шотландского - цвета.
Липтон умел не только отлично рекламировать свою фирму, но и надежно обеспечил свои интересы в регатах. Чтобы избежать каких-либо недоразумений, он прежде всего позаботился о том, чтобы перед регатами яхты точно обмеривались не зависимыми ни от кого мерщиками. Было достигнуто соглашение прикреплять на корпусах яхт после обмера так называемые дифферентовочные марки, определяющие точное положение ватерлинии. При любых добавлениях балласта или иных изменениях требовалось повторить обмер и вновь установить дифферентовочные марки. С тех пор этот способ стал применяться повсеместно.
Второе условие Липтона касалось предотвращения помех плаванию со стороны сопровождающих гонки судов, как это случилось в состязаниях с Данревеном. Нужно сказать, что вскоре после той неприятной истории в США был принят закон, уполномочивавший министра финансов, которому подчинялись, в частности, суда таможенного дозора, использовать их для обеспечения безопасности во время спортивных состязаний. Нью-йоркский яхт-клуб мог поэтому без всяких опасений принять условие Липтона.
Для защиты "Колумбии" и "Шэмрока" от толчеи власти выделили флотилию, состоявшую из шести таможенных катеров и шести миноносцев, с которыми взаимодействовали три паровые яхты и шесть буксирных судов для журналистов. Капитанам судов, предназначенных для болельщиков, были вручены карты с обозначением трассы гонок и подробные инструкции с указаниями, как вести себя, чтобы не мешать гонке.
Организация состязаний была отличной, а вот погода подвела. Регата должна была начаться 3 ноября 1899 года. В этот день был дан первый старт. Однако гонку, для которой было установлено максимальное время преодоления дистанции, оказалось невозможным закончить в срок из-за слабого ветра. И так повторилось четыре раза. В последующие четыре дня яхты вообще не смогли стартовать из-за густого тумана, и лишь 16 ноября состоялась первая гонка. Победили американцы. На следующий день у "Шэмрока" сломалась стеньга, и яхта не могла участвовать во второй гонке. Последняя гонка, состоявшаяся 20 ноября, вновь принесла победу "Колумбии". В этот же день вечером Липтон передал Нью-йоркскому яхт-клубу новый вызов к следующему состязанию на кубок.
После этих соревнований американцы признали Липтона самым демократичным яхтсменом, который когда-либо боролся за Кубок Америки, и человеком, не теряющимся после проигрыша. На многих приемах, устроенных в его честь, Липтон с восторгом отзывался об Америке и американцах, добившись значительного пропагандистского успеха не только в личном и коммерческом, но в известной мере и политическом смысле, что вызвало живой отклик в английских придворных кругах и у принца Уэльского.
В 1900 году от сэра Томаса Липтона поступил формальный вызов ко второму раунду борьбы за Кубок Америки. Бостонские яхтсмены по собственной инициативе решили найти подходящего защитника кубка. В Бостоне в то время проживал молодой способный инженер-судостроитель, потомок Кроуниншильда, прославившегося своей экспедицией на Средиземное море в 1817 году. Лоусон согласился финансировать, а Боудойн Б. Кроуниншильд взялся сконструировать яхту, общая длина которой составляла 42,7 м, длина по ватерлинии -27,4 м, осадка -6 м, ширина - 7,3 м и водоизмещение -147 регистровых тонн. Остов яхты "Индипенденс" был изготовлен из никелированной стали, обшивка - из бронзы, а палуба - из алюминия. Стальная мачта высотою 35 м весила почти 4,5 тонны, ее диаметр у основания равнялся 56 см. Комплект из 26 парусов весил свыше 7 тонн, общая площадь всех парусов составляла 6280 кв. м. Обмерная площадь парусности была, естественно, значительно меньше, однако и она достигала около 1150 кв. м. Постройка яхты обошлась в 129 тысяч долларов.
Столько же должны были стоить и яхты "Колумбия" и "Конститьюшн", построенные Херресхофом по заказу нью-йоркского синдиката Моргана. Их основные размеры не отличались от размеров яхты "Индипенденс". Между тремя дорогостоящими яхтами были проведены отборочные испытания, в которых окончательную победу одержала "Колумбия", победившая впоследствии в трех гонках яхту "Шэмрок II".

Лоусон объяснял поражение "Индипенденс" сговором нью-йоркских яхтсменов против Бостона, однако на самом деле творение молодого и неопытного Кроуниншильда оказалось неудачным. Во время гонки корпус расползался и протекал так сильно, что только с помощью мощных насосов удавалось удерживать яхту на плаву. Аварии случались так часто, что не было никакой уверенности, удастся ли яхте вообще закончить гонку. Поэтому сразу же после отборочных соревнований "Индипенденс" была разобрана. Такая же судьба постигла и другие гоночные яхты. На содержание и старты "Индипенденс" Лоусон израсходовал свыше 76 тысяч долларов за 3,5 месяца, в течение которых яхта стартовала всего шесть раз. В общей сложности бостонская затея стоила свыше 200 тысяч долларов, а совокупные расходы американской стороны на защиту кубка в одном только этом случае превысили, по-видимому, полмиллиона долларов. Такое могли себе позволить только клубы мультимиллионеров.

Однажды журналисты спросили Томаса Липтона, каковы его ощущения от участия в Кубке Америки. Последовал знаменитый ответ: 'Для меня это все равно, что стоять под холодным душем и рвать банкноты'. Сэр Томас лукавил - почетное членство обеспечивало ему теплую компанию: президент США, король Англии, кайзер Германии. Потому он и подавал заявку на следующий матч в день окончания предыдущего. Нельзя было допустить кого-то другого на столь выгодное рекламное поле. Однако рынок США им уже был завоеван. Настало время снижать расходы на рекламу.
В 1903 году, когда яхта Reliance Нью-Йоркского яхт-клуба со стандартным счетом 3:0 победила принадлежащую Липтону Shamrock III.


чайный магнат решил, что в дальнейшем не станет тратиться на исполинские яхты. Появился удобный повод - США ввели универсальные правила судостроения, которые жестко оговаривали требования безопасности. Липтон предложил в строительстве яхт для Кубка перейти на эти правила, а заодно и уменьшить их размеры. Для Нью-Йоркского яхт-клуба это означало конец эпохи экстремальных конструкций и, следовательно, потерю преимущества. Долгое время предложение Липтона отвергалось. Впрочем, оставаясь единственным претендентом на Кубок, Липтон мог позволить себе покапризничать.
Стороны пришли к компромиссу только в 1912 году. Нью-Йоркский яхт-клуб согласился уменьшить длину ватерлинии с 90 до 75 футов, что практически вдвое уменьшало затраты на создание кубковых яхт. Соревноваться на них, а тем более проигрывать, было значительно дешевле. Эти яхты не были монотипами - их шансы уравнивались гандикапом. Такая дипломатическая победа вдохновила Томаса Липтона на единственную реальную попытку выиграть Кубок Америки. Очень уж хотелось ему прорваться в члены Королевского яхт-клуба на Темзе, куда британская аристократия его упорно не пускала, несмотря на состояние и связи.
Для создания очередного Shamrock IV, который должен был обеспечить победу в гонке 1913 года, Липтон привлек одного из лучших английских дизайнеров - Чарльза Николсона, которого сразу же озадачил: 'Мне не нужна красивая яхта, мне нужен кубок Америки!'. И вскоре Липтон получил необычную яхту, прозванную позже 'гадкий утенок'. Экстерьером Shamrock IV действительно не блистала, зато ее гоночные качества были замечательными.


Встрече соперников в 1913 году помешала война, матч между яхтами новых правил был проведен только летом 1920 года. Континентальная Европа пребывала в разрухе и социальных потрясениях, а вот Америка наслаждалась плодами экономического роста. Члены Нью-Йоркского яхт-клуба тогда позволили себе роскошь создать сразу три гоночных синдиката и построили по новым правилам три яхты от разных дизайнеров. После ходовых испытаний решено было выставить против 'гадкого утенка' очередное творение Натаниэля Хэрешова - Resolute. Не потому, что она была самой быстроходной, а потому, что принадлежала синдикату во главе с Командором Нью-Йоркского яхт-клуба Пирпонтом Морганом и Корнелиусом Вандербильдом. Как и предыдущие яхты Хэрешова, она получилась исключительно экстремальной, что чуть было не привело Нью-Йоркский яхт-клуб к потере Кубка Америки. Спасло ситуацию только то, что Николсон в свою очередь чрезмерно перегрузил конструкцию Shamrock IV парусами, что в итоге вылилось в семь минут штрафного времени, которое жюри добавило британской яхте.
Тем не менее Томасу Липтону наиболее серьезное огорчение доставило не штрафное время его яхты и даже не пожар, чуть было не уничтоживший ее, а решение Нью-Йоркского яхт-клуба о переносе дистанции матча из залива в открытое море. Липтон нуждался в толпах зрителей, среди которых к тому времени уже образовалась значительная армия его собственных болельщиков. Был даже такой период, когда большая часть американцев наивно желала победы британца в Кубке! Безусловно, именно Томас Липтон был первым, кто привнес коммерческий 'душок' в матчи на Кубок Америки, однако справедливость требует отметить и тот факт, что на фоне всех британских яхт, боровшихся за Кубок Америки до Липтона, только его Shamrock IV и смогла составить реальную угрозу защитникам. По правилам, действовавшим в 1920 году, победа присуждалась яхте, показавшей наилучший результат в серии из пяти гонок. Победу яхты Липтона в первой гонке обеспечил лопнувший на американской Resolute грот-фал. Во второй гонке Shamrock IV продемонстрировала преимущество в скорости более чем на девять минут. Достаточно было только еще одной победы! Увы, чудеса на этом закончились - 'гадкий утенок' не превратился в 'лебедя', а кубок Америки остался в зале трофеев Нью-Йоркского яхт-клуба еще на долгие годы. Замечательное творение верфи Camper&Nicholson, яхта Shamrock IV, больше никогда не выходила в море и была пущена на слом в 1932 году.
Эпоха Томаса Липтона завершилась в 1930 году, когда его Shamrock V проиграла американской Enterprise с сухим счетом. Тогда Нью-Йоркский яхт-клуб впервые согласился применить четкую формулу постройки однотипных яхт (класс J), чтобы уравнять шансы претендентов на победу. Всего для Кубка Америки было создано 10 яхт класса J - шесть в США и четыре в Англии. Пятый и последний Shamrock был спроектирован все тем же Чарльзом Николсоном и построен им на собственной верфи Camper&Nicholson в лучших яхтенных традициях Великобритании - по правилам Английского Ллойда. К тому времени Николсон получил всемирное признание и уже мог позволить себе не идти на поводу у Липтона. Другими словами, никаких 'гадких утят'! Shamrock V была прекрасной классической яхтой, предназначенной для океанских походов и гонок. Это была самая элегантная яхта класса J. Но, как показывает жизнь, важен не закон, а его трактовка. Прагматичные американцы по той же самой формуле построили четыре 'спортивные машины', предназначенные исключительно для победы на Кубке Америки.
Американской яхтой Enterprise, выставленной для защиты Кубка Америки в 1930 году, управлял Гарольд Вандербильд - правнук и наследник самого богатого человека в мире. Для одноклубников он был просто парень, который легко расставался с деньгами, руководствуясь лозунгом 'Не я же их зарабатывал'. Большую часть своего времени он проводил с супругой на борту своей яхты, а на берег сходил, чтобы поиграть в бридж. Считается, что именно он изобрел современные правила этой игры. А еще он изобрел собственный допинг - гремучую смесь рома и виски. Впрочем, к организации защиты Кубка Америки этот плейбой относился вполне серьезно. Enterprise была очередным техническим трюком американцев, не оставляющим сопернику никаких шансов. А если учесть, что название яхты в переводе означало 'коммерческое предприятие', то на поверхность всплывают реальные интересы Нью-Йоркского яхт-клуба - не отдавать кубок Америки ни при каких обстоятельствах.
Хотя Shamrock V и Enterprise считались яхтами одного и того же J-класса, по сути они были антиподами. Появление Enterprise на дистанции Кубка Америки ознаменовало начало эры супергоночных машин, демонстрирующих превосходство технологий США. Соответственно Shamrock V нужно признать безнадежной попыткой удержать классический стиль на дистанции Кубка Америки. К слову, в 1930 году яхты соперников впервые стартовали с бермудским вооружением. Развитие аэродинамики убедительно доказало, что треугольные бермудские паруса вдвое эффективнее четырехугольных гафельных. Такие же революционные изменения коснулись и рангоута яхты Вандербильда. На Enterprise установили дюралюминиевую мачту, которая была в полтора раза легче деревянной на Shamrock V. Из этого же сплава был изготовлен треугольный гик американской яхты - знаменитый 'Парк Авеню', названный так за то, что по его верхней плоскости можно было прогуливаться под ручку вдвоем. Две дюжины лебедок были упрятаны под палубу, где их крутила 'бригада черных'. Естественно, в отличие от Shamrock V никаких жилых помещений внутри корпуса не было. Гарольд Вандербильд, описывая свою победу, назвал рангоут последней яхты Липтона никчемным, комплект парусов - неудачным, а команду - непрофессиональной. Скорее всего, по сравнению с Enterprise так оно и было. В США строили боевые механизмы, тогда как в Великобритании - классические яхты. Известно, что престарелый Липтон планировал продлить свою монополию еще на один матч, но не успел - он умер 2 октября 1930 года. Несмотря на все заслуги, богатство и дружбу с принцем Уэльским, Томасу Липтону понадобилось 32 года, чтобы в год своей смерти быть принятым в члены Королевской яхтенной эскадры. Дело в том, что хоть Липтон и являлся спонсором Кубка Америки на протяжении 30 лет, но при этом он никогда не был яхтсменом. Достоверно известно, что на палубе парусной яхты он был лишь раз в своей жизни - в июле 1920 года, в момент презентации Shamrock IV.


В окружении стайки моделей Липтон прогулялся несколько минут по палубе под блики вспышек фотокамер, после чего удалился. Да, простой народ в США восхищался Томасом Липтоном, и многие считали его воплощением великого яхтсмена. Те же, кто разбирался, считали его зрителем, спонсором, но уж никак не участником Кубка. Утверждают даже, что корпуса своих яхт он выкрашивал в зеленый цвет потому, что иначе не мог отличить их от соперников. А вот 1240-тонную паровую яхту Erin Липтон называл своим 'плавучим домом'. Кто только ни побывал у него в гостях! Непьющий и некурящий Липтон за свою долгую жизнь так и не обзавелся семьей. Впрочем, недостатка в дамском обществе он никогда не испытывал. В Королевском яхт-клубе Ольстера создана мемориальная комната сэра Томаса Липтона. Оформлена она с нескрываемой иронией: копия вожделенного кубка Америки и модели яхт являются лишь фоном для центрального объекта экспозиции: портрета одной из его возлюбленных - известной в начале прошлого века актрисы Марии Стадхолм.

Томасу Липтону, безусловно, принадлежат лавры первенства в деле превращения дорогостоящих поединков престижных яхт-клубов и суперъяхт в доходное дело.

По материалам
http://www.seaships.ru/
http://www.yachting.su/

Gim83 14-09-2016 17:23

Добавлю просто фото команды Alinghi.





timvet 14-09-2016 19:40

Спасибо за обзор ножа и исторические морские истории,очень интересно и познавательно.

Nick4 15-09-2016 02:46

Огромное спасибо за ещё один замечательный обзор!

Может быть, будет интересен следующий факт: часть клинков с оформлением Alinghi была использована в 2011 году для производства ножей Ranger 38-36 (1.92.38.36).

Игорь из Нска 15-09-2016 16:09

Интересный обзор, спасибо.
Добавлю 5 копеек:

по гонкам - швейцарский катамаран позже проиграл Кубок тримарану (вот бы лет 50 назад удивились, глядя на участвующие сейчас в Кубке суда),

по ножу (большому) - отличный для коллекции, никакой в работе - из-за моих "любимых" пассатижей, кои по комплексу "функционал-габариты-цена" - ужас. Я в своем Алинги убрал все, кроме собственно ножа и такелажного ключа-свайки - получил прикольненький однорукий 2-рядник. Иногда с ним по грибы хожу.

Gim83 16-09-2016 15:49

Добавлю и я еще 5 копеек:
Существует версия что в реальности Wenger поставлял нож для Alinghi который выглядел так

timvet 17-09-2016 07:19

В свою очередь скажу о мировом признании и популярности сэра Томаса Липтона,в какой бы точке мира вы бы не были, и на каком языке вы бы не попросили чай в кафешке или местной забегаловке,вас возможно не поймут но если вы попросите Липтон то вам гарантированно принесут горячий чай пусть и в пакетике))))

Nick4 25-12-2016 18:00

quote:
Изначально написано Gim83:
посвященные приключениям, по мотивам которых Wenger выпустил ножи. По большому счету данный обзор должен быть посвящен большому 120-мм ножу.


Видел вчера такой в продаже. Цена внушает уважение -- 150 швейцарских франков. Жаба победила. :(

Gim83 26-12-2016 11:23

quote:
Originally posted by Nick4:

150 швейцарских франков



Да почти 9000 руб. не хило так.

Nick4 01-01-2017 22:32

quote:
Изначально написано Gim83:

Да почти 9000 руб. не хило так.

Ну, аналог от Victorinox (Ranger Grip Boatsman, 0.9798.MWC8) так вообще на официальном швейцарском сайте 170 CHF стоит. Так что всё относительно. :)

Frater Martin 24-01-2017 23:30

quote:
Изначально написано Gim83:
Добавлю и я еще 5 копеек:
Существует версия что в реальности Wenger поставлял нож для Alinghi который выглядел так

На мультитуле нашел еще картинку этого неуловимого ножа. Ссылка forum.multitool.org/index.php/topic,66247.0.html

Gim83 25-01-2017 21:25

Спасибо, а я что-то пропустил это фото.

shtirr 02-04-2017 22:55

Нашел у себя в хозяйстве лезвие от такого ножа.

Леарта 11-04-2017 22:36

quote:
Originally posted by shtirr:

Нашел у себя в хозяйстве лезвие от такого ножа.


Строго говоря, это лезвие немного от другого ножа, чем в обзоре. Это от 1.077.177.000 (обычный Ranger без бит), а в обзоре 1.077.181.824 (RahgerGrip с одноруким открыванием).
Но непринципиально, конечно.

shtirr 12-04-2017 09:34

В "моем" лезвии важен узор, нанесенный на лезвие. Т.е можно взять обычный Ranger, заменить лезвие и получить редкий нож себе в коллекцию.

fbv1980 12-04-2017 10:21

Даже и не знал, что у меня нож яхтсмена… Вместе с 2008 года.