Балада о гонорее

alhimik 11-07-2005 17:05

БАЛЛАДА О ГОНОРЕЕ


Вступление.

Сядьте, дети, в круг скорее,
Речь пойдет о гонорее.
Отчего бывает вдруг
Этот горестный недуг.


История вопроса.

Эта маленькая хворь,
Популярная как корь,
С древних пор известна людям,
И, скрывать того не будем,
Что и в Римском Колизее
Разбирались в гонорее;
Египтянин в дельте Нила
Тоже выглядел уныло,
Коль в тени от пирамид
Чуял острый уретрит.
Скифы и македоняне
Ей сполна платили дани,
Знала даже Иудея,
Что такое гонорея.
И кляня былую страсть,
Персы плакали, мочась:
Год за годом, век за веком,
Древний грек стал новым греком.
Эра новая, а вот
Гонорея не сдает.
Несмотря на все дела,
Эта хворь пережила
И эпоху Ренессанса,
И старинного романса,
И открытия планет,
И суворовских побед,
И Руссо, и Ламартина,
И Дюма - отца и сына,
И, отнюдь, не став слабей
Дожила до наших дней.


Возбудитель болезни.

Открыт в девятнадцатом веке,
Названье ему гонококк.
Открыт он был Нейссером неким,
Удачливо взявшим мазок.
Над трудной задачей потело
Немало ученых мужей,
Но в трудностях этого дела
Они разбирались хужей.
Десятки ошибочных мнений
Пришло от ученых господ,
Но Нейссер Альберт, этот гений
Прославил немецкий народ.
Лишь он, постаравшись немало,
Отверг многолетнюю ложь
И вся профессура сказала:
'Вот, этот ты, Алик, даешь!'
Все понял товарищ ученый -
Зачем, отчего, почему -
За что от больных миллионов
Большое 'Спасибо' ему.


Пути заражения

Что это за болезнь такая,
Из-за каких таких причин,
Она у женщин возникает,
Она бывает у мужчин?
А суть в единственной причине:
С рожденья, испокон веков,
Тянуло женщину к мужчине,
Тянуло к бабе мужиков.
И сотрясали землю страсти,
И приносили сотни бед,
И никакой над ними власти,
И никаких законов нет.
Помочь сознательность могла бы,
Но этот фактор очень слаб,
И мужиков желали бабы,
И мужики желали баб.
А гонококк микроб способный,
И как невидимый злодей
Он в результате дел подобных
Так и блуждает меж людей.
Болеют чукча с папуасом,
Солдат пехотного полка,
И ученик седьмого класса,
И крайний правый 'Спартака'.
Болеют критики, крестьяне,
Пенсионеры, малышня,
И атеист, и христианин,
И адвентист седьмого дня.
Заболевают где попало,
Везде встречаются с бедой:
На сеновалах и в подвалах,
И на воде, и под водой,
И на траве, и в самолете,
На пароходе и в купе,
И в кабинете на работе,
И на скамейке и т.п.
Заболевают от знакомых,
А от чужих почти всегда,
И имя 'светлое' потом их
Не могут вспомнить никогда.
Заболевают от болящих,
С какими сталкивает путь,
И от гулящих настоящих,
И от гуляющих чуть-чуть.
Везде подстерегает случай:
Момент - и вы уже больны,
(А кто особенно везучий,
Заболевает от жены.)

Течение болезни.

Будучи заражены,
Безусловно все больны,
Но не сразу, ох не сразу
Люди чувствуют заразу.
И живет себе мужик
Как умеет, как привык:
Утром мчится на работу,
Пьет 'Столичную' в субботу,
Кто в кружок на спевки ходит,
Кто любовницу заводит,
Кто на танцы, кто в кино,
Кто играет в домино.
И в таком привычном мире
Протекает дня четыре.
Но однажды на рассвете,
Оказавшись в туалете,
Замечает мужичок,
И рассматривая орган,
Говорит он 'Гутен морген',
А как станет он мочиться,
Начинают слезы литься,
И идет такая резь,
Извивается он весь.
Если мочится и плачет,
Знают все, что это значит.
Но, допустим, сей мужик
Месяц мочится под крик,
А к врачу идти не хочет!
Потому что страшно очень,
Или глуп он как полено:
Что же будет? Постепенно
Может гной совсем пропасть
И мочиться будет всласть.
И подумает больной:
'Все прошло само собой'.
Вот такие мужики
Безусловно дураки.
Все они однажды ухнут:
'Ой-ой-ой, яички пухнут!'
И не пить им, и не есть,
И не лечь им, и не сесть.
И о помощи крича,
Кликнут граждане врача.
Гонорея, ох не мед -
И к бесплодию ведет.
И одна из всех причин
Импотенции мужчин.
То есть вроде он мужчина
В смысле роста или чина,
Есть усы и борода,
Словом, парень - хоть куда.
Но на самом деле он
Жить без женщин принужден.
Дела больше, чем дружить,
Он не может предложить.
Год за годом тихо множит,
Хочет бедный, но не может.
И не мчится на работу,
И не пьет уже в субботу,
И в кружок уже не ходит,
И любовниц не заводит,
Ни на танцы, ни в кино,
Лишь играет в домино.
Гонорея - ох, не мед,
Это каждый пусть поймет.


Профилактика.

Как прожить без гонореи,
Избежать ее вернее?
Прежде граждане всего
Не влюбляйтесь ни в кого.
Вместо всяческих любвей
Лучше телом здоровей.
Изучай родимый край,
Или марки собирай.
Коль силен любовный зуд,
Выйди с удочкой на пруд.
Иль поройся в огороде,
Или что-то в этом роде.
Но, как сказано уже,
Это нам не по душе.
Нам давай друзей, гулянку,
Да бычков в томате банку,
Да бочоночек вина б,
Да побольше разных баб.
А вот это очень дурно,
И чтоб выглядеть культурно,
Заведи себе одну -
Толи бабу, толь жену.
И ласкай ее, и режь,
И целуй ее и ешь.
НУ А КОЛИ ЗАБОЛЕЛ,
ТО НЕ ЖДИ ТЯЖЕЛЫХ ДЕЛ.
ГЛЯНЬ НА ЧЛЕН И НА МОЧУ -
И СКОРЕЕ ДУЙ К ВРАЧУ!

alhimik 11-07-2005 17:13

Берег лесного пруда потряс жуткий взрыв, с ближних деревьев облетели листья, а через секунду на землю обрушились тонны воды вперемешку с водорослями и илом. Крошка енот вылез из укрытия, слегка отряхнул с себя грязь, подошел к берегу, выплюнул потухший бычок и, глядя на неуспокоившуюся еще воду, процедил сквозь зубы: "А ты не такой уж и крутой - тот, кто сидит в пруду!"

alhimik 11-07-2005 17:13

Дело было в Питере. Шел себе поперек тротуара, от подъезда до Мерса, НР. На беду мимо проходила бабулька с мерзкого вида болонкой, которые любят гавкать, причем обычно так же мерзко, как и их хозяева. Ну и эта не была исключением (болонка), и НР был облаян. НР лягнул болонку так, что та отлетела на несколько метров. Тут дело, начатое собакой, подхватывает ее хозяйка. Увидев неподалеку ментов, она воодушевилась и начала поливать НР в три этажа, блокируя отход к Мерсу. Начала собираться толпа, на бабку находит вдохновение, она требует материальной компенсации страданий собачки. НР видит, что так просто от нее не избавиться - менты неподалеку, хотя пока не вмешиваются. Если послать бабку подальше, то она или заорет "Убивают!" или Мерин побьет. "Сколько?" - спрашивает. "50 р". НР сует руку в карман, достает стольник, протягивает бабке. Та офигела: "А у меня сдачи нет". НР поворачивается к собаке, пинает ее еще раз, садится в Мерин и под общее ржание и аплодисменты уезжает.