НЕ идиотские тексты.

Гуг

Такие тексты, в которых автор не важно каким способом (короткими предложениями или витиеватым сплетением иносказаний) дал однозначно понять дух и состояние, мысль и чувство. Песни. которые послушав, однозначно понял и увидел ту картину, которую тебе рисовали словами.
Вот для меня одна из таких песен песня гр. Ключевая на стихи Димы Растаева:

Помнишь, нас учили быть птицами?
Ах, не отворачивай голову.
Птицами с волшебными лицами
Чистыми, высокими, гордыми.

Птицами, летящими за море,
Чтобы вернуться и заново,
В клювиках созвездия спицами.
Помнишь, нас учили быть птицами?

Помнишь, нас учили жить песнями,
Когда нам не сиделось за партами.
Мы бежали в рай, где под лестницей
Маялась гитара инфарктами.

И не знали мы тогда, черти скрытные,
Трогая ресницы ресницами,
Что уже тогда были с крыльями.
Помнишь, нас учили быть птицами?

Помнишь? А ты забыть не всесильная.
Встань у окна черной веткою.
Страшно во дворце ночью зимнею
И король хрипит над соседкою.

Ляжем и вдвоем, но не спится нам
Если спирт - исток, да не к случаю
Помнишь, нас учили быть птицами?
Господи, зачем они мучились?


очень точные и красивые формулировки...зачем они мучились? 😊

DECEMBER

Гуг
на стихи Димы Растаева:
У него ещё много вкусного 😊
http://www.stihi.ru/avtor/newstar

TEq


На вековые леса - снег пушистыми шапками.
Только будущее зыбкое теперь, шаткое.
Скоро и некому станет глядеть в чащу с ласки.
Белизна родная кровью сочит красной.
Прём врагом обманутые, косяком в бредень.
Юные совсем ещё души уже червями изъедены.
Всю грязь почитать заставляют и славить,
На колени добровольно встаём без памяти.
Истово молясь, дабы без перерыва пёрло.
А сзади кто-то подойдет и полоснёт по горлу.
Тут и Вера вспыхнет - в ладони оберег.
Только красная струей уже брызжет на белый снег.
Враг хитер как дьявол, работа без риска.
С этой войной нас осмеивают даже близкие
Тропой окольной, в тени, и воздух затих.
Уходим в ледяную ночь умирать за своих.

Рано по утру на гром боя пойду из обители.
В дорогу брось упрёк, взглядом проводи презрительным.
Дыры от пуль и клыков на рваном кителе.
Под снегом нехоженым буду только твоим победителем...

Кто-то из грота:
Проклятая проклятьями, ядом усыпана снова
Земля под снегом серым, рельсами полосована.
Ноша тяжела, морозами битая ряса.
Распятие - на капроне, и рюкзак с боеприпасами.

Будем жить вечно. Лететь над серой гладью,
Одна идея высшая - здесь умереть за братьев.
Глядя на звезды, дорога в гниющие дали.
В чащу тёмную, кишащую хищными тварями.

Настанет наступление, и на небе заискрится.
Держим напор вражеский на подступе к границе.
Руками разрывая плоть, подыхаем от вони.
Я чувствую поджилками, что нас здесь похоронят...

Отрядами идём, по лесу мелькая бликами.
Коварные подножки ставя шествию великому -
Армии разврата, ведомой низменной целью...
Пусть наша кровь станет в пасти их ядом смертельным.

Рано по утру в бой пойду из обители.
В дорогу брось упрёк, взглядом проводи презрительным.
Дыры от пуль и клыков на рваном кителе.
Под снегом нехоженым буду только твоим победителем...

Смерть не страшна, Ратибор! Страшна жизнь в неволе!!

Просто Серый

http://www.youtube.com/watch?v=QGuOfAQVDjE

Брович

Ю.Ю. Шевчук "Пацаны"

Умирали пацаны страшно,
Умирали пацаны просто,
И не каждый был снаружи прекрасным,
И не все были высокого роста

Но когда на меня смотрели
Эти пыльные глаза человечьи,
Не по-птичьи, да не по-овечьи,
По-людски они меня грели..

А я им пел рок-н-рольные песни,
Говорил: "Всё будет нормально",
И я кричал им, что мы все вместе,
Да как-то слушалось это банально.

Чем ближе к смерти, тем чище люди,
Чем дальше в тыл тем жирней генералы.
Здесь я видел что, может быть, будет
С Москвой, Украиной, Уралом.

Восемнадцать лет - это не много,
Когда бродишь по Тверской да без денег
И немало, когда сердце стало,
А от страны тебе пластмассовый веник.

Страна поет им рок-н-рольные песни,
Говорит: "Всё будет нормально",
Страна кричит им, что мы все вместе,
Да звучит это как-то банально.

Умирали пацаны страшно,
Умирали пацаны просто,
И не каждый был снаружи прекрасным,
И не все были высокого роста.

Добрый Монстр

Флёр - Мы никогда не умрём!


Время листает
Страницы военной хроники.
Низкое небо в огне.
Тонет любовь
В диссонансах тревожных симфоний.
Мы теряем друг друга на этой войне.
Пролетая в неистовом ритме
Сердце стучит как больной метроном,
Небо в огне, а ты говоришь мне,
Что мы никогда не умрём.

А было бы славно сменить униформу на платье
Из голубой арганзы,
И засыпать вместе, не разжимая объятий,
Под звуки дождя и далёкой грозы...
Жить, не считая потери
И по кирпичику строить свой дом.
Плыть сквозь время и верить,
Что мы никогда не умрём.

Замру над дорогой, в туманах далёких созвездий
Нас ждёт долгожданный покой.
И что б ни случилось, теперь мы всегда будем вместе,
Не важно близко ли, далеко...
Ветра, разлуки, потери бессильны, пока мы вдвоём -
Я почти уже верю,
Что мы никогда не умрём.

------------------
Да здравствуют временные трудности!

DECEMBER

Преслушивал тут Сплин, опять тормознула "Бездыханная лёгкость моя"...

Бездыханная лёгкость моя - непомерная тяжесть.
Переполнено сердце и рубаха от соли пестра...
Завязало нас гордым узлом, да никто не развяжет.
Разрубить - я уверен - руке не поднять топора.
Что за радость такая - в ладонь пеленать свои стоны?
В этом есть чудо-прелесть - пускать по ветрам волоса...
На трамвайном углу мы читали людские законы
И невольно смеялись над ними на все голоса.

Наше братство без клятв, а в родство не загонишь и силой.
Под похмельное утро все спят - не сойти бы с ума...
И к войне или к миру, но строй пахнет братской могилой...
Одному - долгий путь, тяжкий посох, пустая сума...
Кто прибил наши стрелы гвоздями к немым циферблатам?
Пожелтеют страницы по всем золотым городам...
Я несу это время в себе оловянным солдатом -
Без приказа - ни шагу назад, а вперёд - никогда!

"Всем сестрам - по серьгам"... Не отмоются сироты-братья,
Лишь мелькнёт где-то свежий порез предрассветной улыбки...
Да зима заколдует мой город взмахом белого платья
И по всем телеграфным столбам - струны блудницы-скрипки...
Не гони меня, дай до конца отстоять эту службу...
Но под серпом все травы сочны... Где там думать о судьбах...
Я спою и швырну вам на стол ворох шёлковых кружев,
В переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...

Если во мне осталась хоть капля того
За что меня можно терпеть,
За что меня можно любить...

Daorange

Башлачёв же прекрасен:


Долго шли зноем и морозами,
Все снесли и остались вольными,
Жрали снег с кашею березовой
И росли вровень с колокольнями

Если плач -- не жалели соли мы.
Если пир -- сахарного пряника.
Звонари черными мозолями
Рвали нерв медного динамика.

Но с каждым днем времена меняются.
Купола растеряли золото.
Звонари по миру слоняются.
Колокола сбиты и расколоты.

Что ж теперь ходим круг да около
На своем поле как подпольщики?
Если нам не отлили колокол,
Значит, здесь время колокольчиков.

Ты звени, сердце, под рубашкою.
Второпях врассыпную вороны.
Эй! Выводи коренных с пристяжкою
И рванем на четыре сторны.

Но сколько лет лошади не кованы,
Ни одно колесо не мазано.
Плетки нет. Седла разворованы.
И давно все узлы развязаны.

A на дожде все дороги радугой!
Быть беде. Нынче нам до смеха ли?
Но если есть колокольчик под дугой,
Так, значит, все. Заряжай, поехали!

Загремим, засвистим, защелкаем,
Проберет до костей,до кончиков.
Эй,братва! Чуете печенками
Грозный смех русских колокольчиков?

Век жуем матюги с молитвами.
Век живем, хоть шары нам выколи.
Спим да пьем сутками и литрами.
И не поем. Петь уже отвыкли.

Долго ждем. Все ходили грязные,
От того сделались похожие,
А под дождем оказались разные.
Большинство-то честные, хорошие.

И пусть разбит батюшка Царь-колокол,
Мы пришли с черными гитарами.
Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл
Околдовали нас первыми ударами.

И в груди искры электричества.
Шапки в снег -- и рваните звонче.
Свистопляс -- славное язычество.
Я люблю время колокольчиков.