За камчатским чубуком

Bodula
За Камчатским чубуком.
Ovis nivicola nivicola или камчатский снежный баран обитает на полуострове Камчатка. Это - довольно крупное и очень осторожное животное. Его мощное тело и сильные ноги позволяют ему легко передвигаться по горным хребтам и скалам. Обитает снежный баран в основном в альпийском и горном поясах. Рано утром и вечером их можно наблюдать на небольших горных луговинах. Днём они стараются уйти в скалы, где проводят основное время дня, отдыхая. В стаде всегда есть один или несколько сторожей, которые отслеживают всю близлежащую местность. Эти особенности обитания и образа жизни снежного барана делают охоту на него довольно сложной. Очень крутые горы, способность прекрасно передвигаться по скалам и умело в них скрываться возводят добытый трофей снежного барана в ранг одного из самых почётных в коллекции настоящего охотника-трофейщика.
Хочу рассказать о нашей охоте на снежного барана по порядку. Команду составляли кроме меня, Гуннар и Иосиф. Гуннар родился в семье потомственных дипломатов Норвегии. Его отец в то время был действующим Послом Норвегии в России. Позже я имел честь познакомиться со всей их дружной семьёй. Сам Гуннар был типичным представителем своей нации, высокий, со светлыми волосами, около 190см ростом, спортивного телосложения.
Вторым охотником был Иосиф. Человек Мира, как таких называют. Ему удалось к этому времени пожить и учиться в Англии, поработать в Казахстане и России. Да к тому же ещё и постоянно совершать перелёты по всему земному шару. Иосиф был среднего роста, несколько склонен к полноте, но специально для этой горной охоты он три месяца не выходил из спортзала, чтобы сбросить 10 кг веса и подготовиться к хождению в горах.
Итак, огромный ИЛ-96 нёс команду, состоявшую из трёх человек, на протяжении 8-ми с половиной часов из Москвы до Петропавловска-Камчатского. Салон этого самолёта довольно просторный, что позволяет нормально отдохнуть и спать в течение всего полёта. Но даже в таких комфортабельных условиях, столь долгое пребывание в замкнутом пространстве, коим является салон самолёта, не способствует нормальному отдыху. Рейс вылетел в 16-10 по Москве, а прибыл в аэропорт Елизово в 10 часов утра местного времени, но уже следующего дня. Спокойная ночь для отдыха организма остаётся позади и хорошо, если тебе удалось хоть немного поспать.
Сразу после прибытия, встречи с местными партнёрами и получения багажа грузимся в микроавтобус и двигаемся по направлению охотничьих угодий. Учитывая очень сложный ландшафт Камчатки и особенности растительного мира, основным транспортом для доставки трофейных охотников в места охоты на Камчатке является вертолёт. Именно такими районами и являются места обитания очень осторожных зверей - камчатских снежных баранов.
Преодолев некоторые организационные проблемы, мы всё же летим с проводником Николаем и поваром Ольгой на небольшом МИ-2 в то место, где предположительно нас должен был ждать второй проводник. К огромному разочарованию, на месте, оговоренном до вылета со вторым проводником Сашей, так звали местного 'Дэрсу Узала', мы его не нашли. Именно Саша и готовил охоту на баранов для Гуннара и Иосифа. Делать было нечего и пришлось сажать вертолёт со всем снаряжением в точке, предварительно отмеченной по GPS. Сверху, из кабины вертолёта, место посадки представлялось красивым плоским изумрудным плато. Но когда вертолёт приземлился, то нас 'радушно' встретила обильная камчатская растительность. Высокая трава почти закрывала окна вертолёта. Мы быстро разгрузились, и вертолёт улетел, оставив нас на прокорм мошкам и многочисленным комарам в таком изобилии, что иногда просто нельзя было разговаривать, т.к. всё это летающее полчище обязательно хотело проникнуть глубже в нас. Пришлось тут же достать из багажа антимоскитные сетки и репелленты. Полноту удовольствия на тот момент дополняли скрытые в траве камни различной величины. Всё бы ничего, но надо было как-то по ним ходить и умудриться расставить палатки на этой, оказавшейся очень неровной местности между камней. У нас такой лагерь, обычно, состоит из трёх-четырёх палаток. Одну занимает кухня и столовая, в остальных живут охотники и проводники.
Палатки должны устанавливаться на ровном месте и хорошо крепиться. Но в данной ситуации, скорее вопреки канонам установки палаток, нам удалось разместить лагерь на том небольшом пятачке, на котором мы оказались. Особенно трудно было крепить боковые и фронтальные поддерживающие верёвки. Чтобы их натянуть и зафиксировать в земле колышком, надо было очень потрудиться найти эту землю. Было впечатление, что та обильная растительность, которая нас окружала, росла прямо на камнях, а с землёй здесь были большие проблемы. Таковы горы на Камчатке! Нам всё же удалось зафиксировать палатки на растяжках и застраховать их таким образом от ветра и сильного дождя. Но всё равно приходилось ежедневно обновлять натяжение из-за рыхлости грунта. Попутно мы 'прибрались' на территории лагеря, убрав значительную часть камней и положив их на низ тентов наших палаток для лучшей фиксации от ветра.
Вскоре повар Оля уже пригласила на ужин. Мы быстро перекусили и отправились отдыхать. Обычно мы планируем всё с вечера, но при таком изменчивом климате, как на Камчатке, что-либо планировать просто не имеет никакого смысла. Здесь работает поговорка 'Утро вечера мудренее!'. Ночь была довольно беспокойной. Спали урывками из-за временной разницы и некоторой неопределённости.
Утро началось у нас около 7 часов. Встали с большим трудом, и все чувствовали себя разбитыми. В лагере витала напряжённость. Второго проводника нет. Погода непонятная. Нас постоянно накрывал туман, иногда с небольшим дождём. Но от завтрака никто не отказывался. Скорее наоборот. В процессе поглощения нужных нам калорий решили, что так или иначе необходимо совершить подъём. Иначе для чего же приехали наши гости. Как только чуть приоткрылись ближние горы, быстро собрались. Вся наша оперативность, как и лучшая импровизация, была продуктом подготовки к этой охоте в течение нескольких месяцев. Как одеваться и что брать с собой в горы обсуждали не единожды. Мы только быстро упаковали всё в свои ходовые рюкзаки и были готовы. Николай, наш единственный на тот момент проводник, к его чести, быстро сориентировался на местности и выбрал маршрут, который смогли бы осилить охотники. Мне пришлось выполнять роль второго проводника. Сразу разбились на пары. Гуннар пошёл с Николаем. У Гуннара практически не было до того момента опыта горных охот, но была хорошая физическая подготовка, которой обладают практически все представители небольшой скандинавской страны.
Я повёл Иосифа. Для охотника очень важно, чтобы с ним всегда был местный и опытный проводник, понимающий суть данной охоты. В этом случае он чувствует себя увереннее и способен совершить гораздо больше, нежели без такой поддержки.
Итак, наш караван в пути. Перешли небольшую речку сразу за лагерем, и пошли в долгий тягун. Ходить в горах на Камчатке, в особенности у подошвы горы, лучше по руслам рек или ручьёв. Там хоть как-то различима твёрдая почва, представляющая собой россыпь камней различного калибра. По бокам у тебя сплошные заросли растительности. Это и низкая трава, и трава повыше, и 'пучка' (местное название зонтичного растения, которое у нас обычно называли почему-то 'медвежья дудка'), и кустарники различные по высоте и обилию колючек на стволах. Прибавьте к этому тучу насекомых, искренне обрадовавшихся вашему появлению в этом диком краю, большую влажность и обстановка нашего подъёма вам будет приблизительно ясна. Вся зелёная масса, окружавшая нас, была просто носителем влаги и с щедростью, не знающей границ, охотно с нами ею делилась. Если бы не специальные штаны от дождевого костюма, то ты становишься мокрым уже после 10 минут ходьбы.
Подъём был крутой. Ступать порой приходилось чуть ли не на ощупь. И даже, несмотря на хорошие ботинки, нам не удавалось избегать падений на камни. Трудно было идти без 'альпенштоков' (длинных палок используемых в горах для ходьбы). Но мы всё же, преодолели эти каменно-растительные камчатские 'джунгли' и выбрались на ту высоту альпики, где растительности уже не так много.
Так как подготовка Гуннара была превосходная, то это обстоятельство позволило Николаю вести его несколько быстрей. Мне приходилось ждать Иосифа, чтобы он не сбил дыхание в погоне за нами. Пока я в очередной раз остановился, чтобы дождаться Иосифа на подъёме, я заметил некоторую суету у Николая с Гуннаром, но спустя некоторое время снова увидел их на ходу. Я не придал тому факту замешательства какого-то значения, но вскоре понял, чем оно было вызвано, и сам попал в ту же ситуацию. Оказалось, что Гуннар по неосторожности наступил на гнездо диких пчёл. Те тут же бросились на 'обидчика' и подарили ему несколько укусов в голову и шею. Он, страдая врождённой аллергией на укусы пчёл, очень тяжело перенёс воздействие пчелиного яда: и у него начался отёк в горле. Но, слава Богу, все закончилось хорошо.
Ещё не зная о случившемся, я, неожиданно оказался рядом с тем же гнездом. Не придав особого значения суете насекомых над определённым местом, я присел отдохнуть неподалёку от него. Я подумал, мельком глянув в ту сторону: 'Странно. Такие крупные мухи. И вьются над одним местом?'. И : незамедлительно поплатился за такую ошибку. Не успел я присесть, как тут же получил один укус в голову и один в шею. Я пулей отскочил метров на двадцать, оставив рюкзак.
Так как по соображениям предосторожности мы не разговариваем громко в горах, я сумел жестами дать понять Иосифу о том, что это место лучше ему обходить подальше. Что он и сделал. 'Приятное' жжение в местах укуса и небольшие отёки, тем не менее, не помешали мне продолжить путь дальше, отвоевав, предварительно свой рюкзак у диких пчёл.
Умение терпеть - одно из качеств, которым должен обладать (или приобрести его) настоящий горный охотник. Тяжело дышится, тяжёлый рюкзак за плечами, пот заливает глаза, в рот лезут мухи и мошки! А тебе при этом надо идти вверх. Ты сам не знаешь, где конечный пункт этого бесконечного путешествия, но идти необходимо, иначе ты не сможешь достичь своей цели и добыть трофей. Кстати, вся наша амуниция весила около 10-15кг. Мне всегда 'везёт' больше других, т.к. приходится тащить ещё видео- и фотоаппаратуру. И часто она здорово мешает. Приходится жертвовать местом в рюкзаке для всего этого, но ради красивых кадров и интересных видеосюжетов я иду на это.
Ещё одна важная деталь. Вам жарко внизу на подъёме. Вы обливаетесь потом, но вас ждёт ещё одно испытание гор. Это - умение сохранять тепло на холодных ветрах. По мере того как вы поднимаетесь, неизбежно становится прохладнее, а ветра сильнее. И если вы вспотели, и ваша одежда намокла, то вам становится уже не жарко, а холодно. Поэтому умение правильно одеваться на горных охотах - ещё один залог успеха. Современные технологии производства охотничьей одежды позволяют подобрать необходимый 'гардероб'. Обязательно - термобельё, брюки и куртка с мембраной, которые не позволят ветру и холоду проникать внутрь и охлаждать ваше тело. Обязательны - тёплый свитер и перчатки даже в летнюю жару, но внизу. Наверху практически всегда бывает прохладно и дует неприятный ветер. Никогда не помешают запасные хорошие шерстяные носки. Именно хорошая экипировка помогла нам спокойно переключаться из жаркого и влажного режима в режим холода и ветра.
И вот первый привал. Мы расположились на небольшом промежуточном хребте только после того, как убедились, что бараны не смогут нас увидеть ни с одной из сторон. Снизу начал подниматься туман. Завораживающее зрелище - наблюдать, как снизу по долине поднимаются облака, а ты стоишь над ними. Но нас это скорее настораживало, чем радовало. Видимость в такую погоду сильно ухудшается. Мы вытащили из рюкзаков незатейливый 'второй завтрак', подкрепились, сменили часть одежды и пошли дальше на штурм следующих хребтов. Прошли ещё около часа, и вышли на один из самых высоких хребтов, с которого предположительно должно было быть видно те места, где обитали бараны. На весь подъём у нас ушло около 3,5 часов. Но как только мы покорили эту вершину, все горы вокруг окончательно затянуло таким густым туманом, что даже передвигаться было опасно, т.к. можно было оступиться и улететь вниз. Николай хотел хоть как-то разведать местность, но ему это не удалось. Мы решили просто ждать. Влага мелкими каплями осаждалась на одежде. Чтобы сохранить тепло и отдохнуть, мы выбрали более-менее подходящее место, свернулись клубком, подобно диким животным, и так провели около часа. На нас, наверное, было смешно смотреть, но этот час дал нам возможность восстановить силы.
Время шло, а туман так и не рассеивался. Было принято решение спускаться, т.к. пребывание в горах в такую погоду абсолютно бессмысленно и даже опасно. Вот так погода перечёркивает все наши планы. Потратили впустую силы и время.
Спуск не всегда проще подъёма. Скорее наоборот. Один из охотников усомнился в правильности нашего курса к лагерю. Это вполне возможно, т.к. из-за сильного тумана очень сложно ориентироваться. Но мы держались правильного пути и через два часа с небольшим были уже в лагере.
Недалеко от лагеря протекала небольшая горная речка с хрустально-чистой и очень холодной водой. Я никогда не упускаю случая, чтобы не умыться и снять усталость, благодаря живительной влаге, дарованной нам природой. Остановились у речки. Я быстро скинул с себя рюкзак и прильнул губами к прохладному источнику. Затем умылся. Ребята тоже последовали моему примеру. Всегда стараюсь окунуть ноги в холодную природную стихию. Это даёт очень много в плане восстановления физических сил. На ногах находится много рецепторов, от которых зависит работа внутренних органов. И тот массаж, который ты получаешь во время хождения по мелким камушкам, способствует нормализации работы всего организма. Кроме того, контраст холодной воды после напряжённой ходьбы по горам, когда ваши ноги буквально горят, снимает усталость и улучшает работу кровеносных сосудов и кровоснабжение организма в целом.
После таких ванн необходимо обязательно насухо вытереть ноги и растереть их грубым полотном или же сразу надеть сухие шерстяные носки. По телу сразу растекается ощущение блаженства, и усталость уходит. В лагере нас ждал вкусный ужин и тёплый спальник под сенью тента палатки.
Но эта ночь не стала спокойнее для нас. Пришёл циклон с дождём и сильным ветром. Где-то начала протекать палатка, где-то ветер вырвал верёвку боковой растяжки, которую необходимо было тут же закреплять, т.к. в противном случае ослабленный в одном месте тент стал бы причиной ослабления общего натяжения и дальнейших протечек. Покой нам только снился.
Утро не принесло особых изменений в погоде. Мы ели и пытались выспаться. Саша так нас и не нашёл. Как потом оказалось, он был в абсолютной близости от нас. Мы слышали его выстрелы, которыми он хотел привлечь наше внимание, а мы пытались вывести его на лагерь нашими выстрелами. Он нашёл нас только на следующий день.
Утро следующего дня было таким же дождливым и туманным и не предвещало прояснения. Полностью отрезанные от цивилизации из-за неработающего спутникового телефона, мы не могли узнать прогноза погоды на ближайшее время. Чтобы хоть как-то скоротать время, после завтрака стали смотреть видеофильмы об охоте, отснятые мною раньше. Гуннар пошёл читать книгу в палатку.
Мы с Иосифом смотрели фильм об охоте на медведя, и вдруг в нашу столовую быстро входит Гуннар и говорит, что облака поднялись, он видит баранов и хочет идти охотиться. Мы даже слегка опешили от неожиданности такого поворота событий. Переглянулись и решили, что Гуннар пойдёт охотиться один с Николаем. Мы с Иосифом во время просмотра фильма позволили себе принять немного 'горячительного'. А в горах после этого делать нечего. Ходить трудно и без алкоголя, но даже небольшая доза в 50 грамм может вам здорово повредить! Мы остаёмся.
Помогли быстро собраться Гуннару с Николаем, потом следили, как они медленно растворяются в зелёном море камчатской растительности. Дождь, на самом деле практически прекратился, облака были чуть выше гор, и мы смогли разглядеть небольшое стадо баранов, которые паслись на склонах в зоне прямой видимости от нас. В бинокли мы смогли даже рассмотреть то, что там было два достойных трофея. В это время из 'ниоткуда' появился Саша. Весь мокрый и усталый, он был рад не менее, чем мы, тому, что наконец-то все соединилось, и он был в нашей команде, готовый вести охотника к тем баранам, которых он 'выпасал' около двух недель до нашего приезда. Оля быстро его накормила, и мы все четверо стали наблюдать за баранами и передвижением охотников.
Всегда интересно видеть весь процесс охоты. Тем более, сидя в лагере. Это как в огромном кинотеатре, только ещё интересней, потому что этот театр называется Природа.
Бараны спокойно пасутся на одном из хребтов. Наконец мы увидели, как охотники начали приближаться к баранам. Очевидно, из-за ветра и удобства стрельбы они обошли стадо снизу, и вышли выше баранов на небольшой хребет. Томительные минуты ожидания, слившиеся в одно тягучее, напряжённое целое, в котором не хватало только завершающего мига.
И вот раздался тугой и раскатистый выстрел, гулкое эхо которого пошло гулять по ближним ущельям. Мы переглянулись. Немая пауза затянулась на несколько мгновений. Мы не смогли понять, попал Гуннар или нет. Второго выстрела не последовало. Мы проанализировали ситуацию и приблизительную дистанцию выстрела. Она не могла быть слишком большой. У него - хороший карабин калибра 300 Win. Mag. с очень хорошей пулей, прекрасная, надёжная оптика LEUPOLD. Это всё позволило нам предположить, что трофей добыт. Мы увидели, как Гуннар с Николаем направились в сторону того хребта, около которого были бараны. Затем они спустились вниз, и мы их потом долго уже не видели.
Как мы и предполагали, Гуннар добыл прекрасный трофей! А их задержка с возвращением в лагерь нам тоже стала понятной, т.к. необходимо было снять шкуру и разделать барана. Вернулись они только в половине десятого измотанные, но с блестящими от счастья глазами на усталых лицах. Ни одна из горных охот не бывает лёгкой. Но когда добыт трофей любой трудный путь становится гораздо легче.
Мы тут же обняли и поздравили охотника с таким почётным, заслуженным трофеем. Горячий чай немного оживил ребят. Несмотря на поздний час, меня всё же заставили приготовить бифштекс по-татарски. Наши проводники уже знают это блюдо моего приготовления и просят всегда приготовить его, когда я в лагере, из добытого свежего мяса. Я даже не пытался отговориться, несмотря на позднее время, а было уже около половины 11-го, и тут же взялся за дело. Через 20-25 минут блюдо было готово. Сырое мясо, пропущенное через мясорубку с добавлением самых простых ингредиентов: яичный желток, лук, лимон и растительное масло, соль, перец. Стол был накрыт в считанные минуты. С переполнявшей всех радостью отметили добычу прекрасного трофея нашим первым охотником и, как водится, выпили немного 'на кровях'. Не было смысла засиживаться за трапезой долго, т.к. у нас был ещё один охотник, который рвался в бой, благо погода немного наладилась, и нам необходимо было пользоваться моментом. Тем более мы видели из лагеря, а Гуннар и Николай подтвердили, что остальные бараны далеко не ушли.
Спали первый день без шумового сопровождения по крыше палатки. Дождя ночью не было. На душе стало немного легче. Всё это время тяготило напряжение и переживания за плохую погоду, отсутствие связи и других мелочей из которых состоит наша жизнь.
Итак, утро нового дня. В лагере чувствовался духовный подъём. Всё делалось быстро, без суеты и чётко, благодаря многолетнему опыту персонала мы знали, когда как, где и что необходимо сделать. Позавтракав, собрались очень быстро и двинулись в тот район, где последний раз видели накануне баранов. Группа в составе Иосифа - нашего охотника, местного проводника Александра и меня. Это нормально, когда одного охотника сопровождают сразу два проводника, ведь в данном случае мы сможем более эффективно работать непосредственно в районе охоты. Бывает так, что один проводник уходит на разведку на соседний хребет или в ущелья, а один всегда и при любых обстоятельствах должен оставаться с охотником. Такова - негласная этика проводников.
На сей раз идти пришлось по долине ближнего к нам ручья. Обильная растительность всегда доходила до пояса, а иногда полностью скрывала нас. Учитывая тот факт, что под ногами практически не видно земли, ставить ноги порой чрезвычайно сложно. Обилие камней держит тебя в постоянном напряжении, и ты идёшь практически 'на ощупь'. Очень помогает посох для ходьбы. Ты можешь всегда на него опереться в сложных моментах, протащить себя сквозь заросли или перепрыгнуть через ручей, использовав его как шест.
Была душная и очень влажная погода. Мириады мошек и других кровососущих постоянно кружатся у твоего лица, пытаясь залезть в глаза, уши, рот или нос. Порой невозможно просто вздохнуть, чтобы они не попали тебе в рот. Репелленты практически не работают или их хватает ненадолго, т.к. пот их тут же смывает. Накомарники не хочется одевать, т.к. в этом случае плохо видно и без того сложную для прохода тропу. Приходилось терпеть всю эту жужжащую и пищащую камарилью. Жили лишь надеждой на то, что чем выше будем подниматься, тем меньше будет этой братии. И знали точно, что там, где живут бараны, а именно туда нам и надо, их нет вовсе.
Но не так просто пройти через камни, кусты и тучи мошек. Не единожды каждый из нас умудрялся всё же вдохнуть какого-нибудь представителя огромной летающей армады в рот или в нос. А так как на подъёме приходится дышать в основном ртом, то и попадали мошки или комары с гнусом именно туда. Чаще всего они останавливались в гортани. Пытаясь откашляться и выплюнуть эту гадость изо рта, приходилось останавливаться. Нас буквально выворачивало наизнанку от создавшейся тошноты.
Во время одной из таких остановок мы увидели Николая, который не должен был в тот день идти с нами, но по неизвестной нам на тот момент причине, почему-то вдруг оказался недалеко от нас. Он жестами просил нас подождать его. Мы решили, что будет недурно заодно уже и перекусить, и расположились в небольшой впадине между кустарниками, которая продувалась ветром. Николай присоединился к нам. Весь в мыле, как загнанный конь, он нёсся к нам с одной целью - сказать, что бараны сместились в сторону, и нам было нежелательно двигаться, следуя нашему первоначальному плану.
После лёгкого завтрака, который я предпочёл вообще не употреблять, т.к. мне всегда легче идти в гору без остановок на еду и длительный отдых, тронулись в путь. Я практически не пью воду во время подъёма, но никого не призываю делать также. Каждый физиологический организм - индивидуален. И то, что выработал я за десятилетия хождения по горам при больших нагрузках, может сослужить плохую службу другому. Так что слушайте очень внимательно потребности своего организма! Единственное, что я себе позволяю при затяжных подъёмах это - глоток воды и чуть-чуть шоколада или кураги. Очень нежелательны орехи, не смотря на то, что они содержат много калорий. Они очень долго усваиваются и тяжело ложатся на желудок. Оптимальный режим подъёма для меня состоит из восхождения галсами, где это возможно.
Мы останавливались только на непродолжительные перерывы для того, чтобы перевести дыхание. Ну а когда ты уже на хребте, то там просто необходимо 'заправиться' для восполнения потраченных калорий. Часто даже этого не получается, и ты вынужден идти на том запасе, который у тебя уже есть внутри. Звери, обитающие в горах, чрезвычайно осторожны, и малейший шум или запах вашей еды может насторожить его. И последствия этого - непредсказуемы. Вы просто можете перечеркнуть все усилия по подъёму на высоту, где живут животные.
Место, где паслись на тот момент бараны, представляло собой череду скалистых хребтов, между которыми были небольшие луговины со скудной растительностью. Именно на этих луговинах и пасутся бараны. Успех при таком ландшафте зависит от многих факторов - как объективных, так и субъективных. Если бараны находятся на самой вершине одного из хребтов, а расстояние до него с другого хребта 500 метров и более, то вам останется только созерцать этих животных. Любое ваше неосторожное движение будет тотчас замечено сторожем в стаде, и они испарятся как туман. Вам остаётся либо ждать охотничьей фортуны, когда бараны спустятся с хребта в ущелье, и можно будет сделать выстрел, либо же напрячься и сделать ещё попытку обойти животных так, чтобы оказаться выше их.
В нашем случае мы пытались сделать именно второе. Получилось так, что когда мы приблизились к тому месту, где Николай видел баранов в последний раз, мы их там не нашли. Я переглянулся с проводниками, и мы поняли друг друга. Нам придётся идти под самый высокий скальник в этих горах.
Уже два часа в пути по очень пересечённой и очень крутой местности. Видно было, что Иосифу подъём даётся не так легко. Чтобы увидеть то место, куда нам предстояло выйти, надо было так поднять голову, что шапка при этом слетает, как говорится. И ходу по такому крутому склону - около 1,5-2 часов минимум. Идти нужно было местами по камням и, при этом, нельзя было допустить ни малейшего шума.
Помогало только то, что мы должны были двигаться по каменистому ущелью, что несколько скрадывало звук от передвижения. Наша команда отработала весь подъём настолько слаженно, что, как говориться, с такими людьми можно идти в разведку.
Мы договорились, что Саша пойдёт чуть вперёд и будет осматривать местность в перспективе. Николай будет идти за ним. Мне же приходилось постоянно быть между Николаем и Иосифом, либо заходить чуть вперёд, чтобы успевать снимать видеофильм. Чему я безмерно рад, так это тому, что научился ходить по любому ландшафту практически без звука. Даже по сухой опадшей листве. Это приходило с годами и опытом охоты в различных климатических зонах и на разных высотах. В данном случае пригодился опыт хождения в горах по скалам без страховки, когда существовал только один путь - наверх. Вниз по тому же склону ты уже спуститься самостоятельно не смог бы.
Так мы шли, разговаривая только глазами или крайне тихим шёпотом. Так мы быстро начали понимать свой язык жестов и понимали друг друга по малейшему движению глаз. Проводники заботились о том, чтобы не подшуметь зверя. Я старался выбрать путь, по которому наш охотник смог бы пройти с наименьшими затратами энергии и, самое главное, не создав шума! Мы решили подниматься на максимально быстром по возможности темпе. Это было необходимо, чтобы не упустить баранов. К тому времени методом исключения мы определили, что они могут быть в ущелье под самыми высокими скалами, к которым мы как раз и направлялись.
Иосифу с каждым шагом подъём давался всё тяжелее. Но он шёл. И шёл уже четвёртый час кряду вверх по очень сложному горному ландшафту. Я постоянно заглядывал ему в глаза, и каждый раз успокаивался, т.к. не видел той пустоты и отрешённости, которая говорит о чрезмерной физической перегрузке организма. Это часто наблюдаешь у городских охотников, не привыкших к большим нагрузкам. Иногда это просто ставит под вопрос весь процесс охоты. Одни из самых сложных горных охот при пешем маршруте это - охота на тура на Кавказе и здесь, на Камчатке, на снежных баранов. Редкие охотники могут осилить такие горы. А вниз бараны не спускаются!
Вообще, я его готовил к этой охоте несколько месяцев. Он специально бросил курить. Стал интенсивно ходить в тренажёрный зал. Сбросил около 10-ти килограмм. И всё это, дало свои плоды.
Погода заметно изменилась. Наверху, как полагается, подул сильный, холодный ветер. И к тому моменту, когда мы вышли в предполагаемый район 'атаки'? нам необходимо было уже утеплиться. На камуфляжные майки мы стали надевать свитеры и непродуваемые куртки. После этого передвигаться стали ещё осторожнее и медленнее. Сашу послали к краю хребта, чтобы он произвёл разведку. Как только он начал осматривать ущелье, то тут же резко отпрянул назад, и, вжавшись в землю, отполз от края. Я понял, что бараны здесь. Саша подтвердил это кивком головы и указал направление, где паслись бараны. Сашина работа на данном этапе была завершена. Николай с Иосифом поползли к краю хребта. Я за ними с видеокамерой.
Здесь я должен сказать, что охотиться непросто, а снимать на видео процесс охоты ещё сложнее. С одной, стороны ты не должен помешать охотнику сделать выстрел. С другой стороны, ты стараешься заснять всё происходящее на видео, и при этом не должен демаскировать проводника и охотника своими действиями и не напугать животных. И вот это - то же целая наука. Ты всегда стремишься снять весь процесс так, чтобы у тебя в кадре оказались и охотник, и зверь, и выстрел, как кульминация долгих усилий всей команды.
Очень негативно отношусь к постановочным кадрам, когда всё снимается уже после того, как зверь добыт. Снимают отдельно охотника и его выстрел. Потом уже дошедшее животное. Полный абсурд. Для этого не надо лезть в горы!
Другое дело, у тебя может не получиться съёмка. Это как охота, которая не каждый раз бывает удачной. Но в таких моментах у хорошего оператора бывает только один шанс отснять настоящий материал. И как он это сможет сделать? зависит только от его мастерства и : от Матушки Удачи! Бывает, правда, подводит и техника. Так получилось у меня в этот раз. Пока мы подползали к краю хребта, чтобы Иосиф смог сделать прицельный выстрел, моя камера всё время была включена. И вот, когда Николай сказал охотнику, где стоит зверь, по которому необходимо стрелять, Иосиф быстро изготовился, положил карабин на камни и стал выцеливать. Я в это время пытался поймать в объектив камеры и барана, и охотника. Посмотрел в визир и был в ужасе. Так как в камере было всё размыто. Как выяснилось позже, камера автоматически фокусировалась на том изображении, что было ближе к видоискателю в определённый момент. А в тот момент, когда мы ползли, камера чаще всего была направлена к земле на очень близком расстоянии. Поэтому автоматика не могла навести резкость должным образом, когда я поднял камеру, чтобы снять выстрел, не было чёткости изображения. Надо было всего лишь двинуть трансфокатор, чтобы автоматика начала работать.
Но я тогда этого не знал. Пока я судорожно пытался поймать в визир барана, выстрел эхом раскатился по ущелью. Два барана находились на расстоянии около 170 метров от нас. И после выстрела они оба метнулись на противоположный хребет. Один из них (тот, что был крупнее) зашёл за скалу и исчез из вида. Николай в недоумении спросил Иосифа: 'Ты что сделал?' Николай подумал, что охотник просто случайно сорвал выстрел. Иосиф уверил, что стрелял хорошо, прицелившись в того барана, которого указал ему Николай. Все были в недоумении. Проводник подумал, что охотник промазал. Охотник не мог понять, почему зверь, по которому он стрелял, ушёл и скрылся за скалой. Иосиф был уверен, что попал.
Лёгкое замешательство прошло быстро. Мы вернулись к охоте. Камера начала работать как надо. Николай в данной ситуации, не будучи уверенным, что зверь поражен, дал команду на поражение следующего барана. К этому времени второй баран вышел на противоположный хребет и замер, оперевшись передними ногами на один из камней. Его силуэт чётко был виден охотнику и нам. Я снимаю. Захватывающее зрелище! На расстоянии 200 от нас замер снежный баран с неплохими трофейными рогами. Слегка обескураженный охотник решил уже стрелять чётко по месту и выцеливает чуть дольше, чем первого барана. Выстрел. Слышим шлепок пули о тело барана. Баран слегка спотыкается и устремляется вниз. Николай уже кричит: 'Стреляй ещё!'. Но было уже поздно, так как баран исчез из виду.
Проходит несколько секунд. Тишина. Мы смотрим друг на друга. На этот раз всё снято на видео. И, как всегда бывает после столь напряжённой паузы, начинается бурное обсуждение произошедшего. Оказалось, что первого барана Иосиф чётко выцелил и поэтому быстро произвёл выстрел т.к. бараны уже двигались в противоположную от нас сторону и могли скрыться за скалами. Он был абсолютно уверен, что попал в первого барана. Но не мог понять, почему тот ушёл даже не дёрнувшись и не сбивая свой шаг, словно и не был ранен. Видя, что баран уходит, как ни в чём не бывало, Николай дал команду на поражение второго барана. С последним все были уверены, что не ошиблись, и что зверь был смертельно ранен. Оставалось только разобраться в сложившейся ситуации.
Собрали вещи. Мы с Сашей пошли быстрей на всякий случай, а Николая оставили с охотником на подстраховке. Двинулись на противоположный хребет. Идти всего каких-то 300-350 метров, но в горах не бывает 'каких-то', особенно в скалах. Весь этот путь проходил по 'текущим' камням. Я их так называю, потому, что эти россыпи плоских камней могут поехать у тебя под ногой в любой момент, особенно когда ты этого совсем не ждёшь! Саша впереди. Я за ним. Через 6-8 минут мы были на другой стороне. Остановились на небольшом пятачке. Осмотрелись. Увидели, что с правой стороны хребта камни в одном месте обильно испачканы кровью. А именно сюда и ушёл наш первый баран. У нас затеплилась надежда, что и крупный баран, по которому Иосиф стрелял в первый раз, будет найден. Я мельком глянул в небольшой каньон с левой стороны от нас и тут же заметил лежащего барана. Это определённо был тот, по которому Иосиф стрелял вторым. На душе отлегло. Мы известили охотника, что одного нашли. Иосиф был доволен, но проявить свои чувства не мог, так как в тот момент находился на очень опасном участке.
Мы с Сашей сделали несколько шагов вправо, чтобы просмотреть другое ущелье, где увидели кровь. Там был такой же скальник, только камни были крупнее, что прибавляло опасности при передвижении по нему. Опираясь на свои посохи, мы двинулись вниз. Но не прошли и пяти шагов как метрах в 50-ти от нас внизу за огромным валуном увидели того первого, крупного барана, нашедшего свой вечный покой. Мы были безумно рады. Тут же сообщили о втором баране ребятам. Они всё ещё шли по 'текущим' камням. Радость обозначили сдержанными возгласами, т.к. нельзя было расслабляться ни на минуту. На 300 метров у них ушло чуть меньше 20 минут.
Воспользовавшись паузой, я не мог не заснять то, что нас окружало. Ты начинаешь осознанно наслаждаться красотой гор только тогда, когда основная цель всей группы выполнена. Трофей добыт, все живы и невредимы. Оглянувшись вокруг, я увидел, что природа Камчатки приоткрыла нам свои великолепные, величественные горы и распадки с бегущими по ним реками. Трудно описывать то,¸ что ты чувствуешь в такие минуты после столь трудного восхождения, и после того, как мы все вместе выполнили единую задачу. Стоя на самом краю скалы, у тебя есть прекрасная возможность оценить всю суровую красоту созданную природой.
Не успел Иосиф поставить ноги на небольшой участок ровной поверхности, как тут же его торжествующий возглас понёсся между скалами. Он был безмерно рад! Зашёл на краю Земли на такую высоту и добыл двух прекрасных трофейных баранов.
Правда, к баранам надо было ещё спуститься. Там, где нам нужно было спускаться, было нагромождение огромных камней. Но путь к трофеям лежал именно здесь, и мы не могли выбирать другой путь. Мне пришлось опять двигаться чуть быстрее, чтобы запечатлеть переход охотника по камням к трофею.
С трудом пробираясь через огромные валуны, Иосиф приближался к конечной цели. Его торжествующий возглас раздался ещё за несколько шагов до трофейного барана. Эти эмоции, наверное, до сих пор помнит то ущелье. Первый баран был на самом деле очень хорош. Длинна рогов, по оценке Николая, составляла около 90см. Но и база рогов (обхват у основания) была очень большой. Про такие трофеи говорят, что это - трофей жизни! Второй трофей был лишь чуть меньше первого, но тоже был бы достоин самой высокой оценки.
Мы сделали всё, чтобы запечатлеть охотника с его трофеями. Николай с Сашей подтащили второго барана к первому. Я в это время пытался найти наиболее выигрышный ракурс для фотографирования и съёмки фильма. Наконец, все эти процедуры были завершены. Сделаны неплохие снимки и снято ещё одно интервью с охотником о его впечатлениях после завершения охоты и поиска трофеев. Проводники, при нашей с Иосифом активной помощи, сняли шкуру с баранов, упаковали трофеи и мы двинулись в обратный путь.
Некоторым может показаться, что спускаться легче, чем подниматься. Но чаще всего это - не так. Вот и в этот раз местность, по которой нам пришлось спускаться, представляла из себя очень крутой спуск. Даже небольшие ровные участки представляли опасность. От любого неосторожного шага нога может проскользнуть, и вы можете скатиться вниз. Порой нельзя было видеть, куда спускаться дальше из-за крутизны склона. Мы буквально на ощупь прокладывали свой путь вниз. Очень помогает на таких спусках посох. Это на самом деле - твой верный друг.
Было уже довольно жарко и хотелось пить, но все запасы воды были уже израсходованы, и единственной наградой была хрустальная вода одного из горных ручьёв, который мы видели сверху и до которого надо было ещё дойти.
Но любой, даже самый трудный путь, когда-то заканчивается. Мы у ручья, который должен привести к лагерю. Несколько глотков живительной влаги, немного отдыха и мы снова в пути. Всего за час мы перешли из пояса горной растительности в пояс альпики. Резко изменилось разнообразие растительного мира. Краски стали более насыщенными. Моё внимание не могли не привлечь запоминающиеся своей неброской красотой небольшие красные цветы и ослепительно белый мох. Я немного задержался и отстал от группы для того, чтобы запечатлеть эти творения природы на фото и видеоплёнку.
Спустя двадцать минут я присоединился к команде, и мы продолжили наш нелёгкий путь к лагерю. Пришлось идти ещё около двух часов вдоль ручья по камням и среди зарослей травы и кустарников. Рюкзак Николая был настолько тяжёл, что иногда его заносило так, что он едва держался на ногах. Все очень устали, но были безмерно счастливы после такого трудного перехода вновь оказаться в месте, где создан элементарный уют и приготовлен горячий ужин.
Несколько месяцев подготовки, долгий перелёт из Москвы на Камчатку; заброска в лагерь; неудачное восхождение в первый день охоты; томительное бездействие в лагере из-за проливного дождя, а затем : Четыре часа вверх через кустарники и по крутым склонам; четыре часа вниз тем же путём и : 10 секунд на два выстрела! Вот что такое охота на снежного барана на Камчатке!

P.S. Идти в горы тяжело, в крутые горы подниматься ещё тяжелее. Ещё сложнее вести за собой человека, который первый раз идёт в такие горы. Добавляет сложности и то, что ты - в команде, и все мы вместе не должны создавать шума, чтобы зверь нас не заметил. При всём при этом, ты ещё должен умудриться снимать видеофильм и делать фотографии мест, которые проходим. Но ты ведь тоже человек. Человек, как известно не железный, а состоящий из крови и плоти, которая имеет тенденцию уставать о перенапряжения. А поэтому тебе тоже тяжело. Но я и люблю свою работу именно за то, что у тебя всегда есть возможность преодолев все трудности и невзгоды и взойдя на вершину хребта вместе с командой, испытать чувство гордости за то, что не только сам смог преодолеть все трудности горного восхождения, но и способствовал тому, чтобы твой охотник, на которого ты работаешь смог пройти столь трудный путь наверх и сделать точный выстрел.
Здесь - видео об этой охоте.
Камчатский баран


Bodula

Bodula

Bodula

Bodula
Bodula

Bodula