Рассказы о животных

Л.Х.Освальд


Название: ДУНКАН, БАРЬЕР!
Автор: Mourena
Источник: Биглер.Ру

ДУНКАН, БАРЬЕР!

- Дункан, барьер! Барьер, кому говорю!!!
Не понимаю, почему нельзя просто разбежаться и прыгнуть. Молча. Так нет же - Петька обязательно выкрикивает этот призыв трижды. И только потом, достаточно взбодрив сам себя, разбегается, тяжело ухая сапогами, и неуклюже переваливается через зеленый деревянный щит.
Вообще-то Дункан - это я. И в самом начале нашего с Петькой знакомства я думал, что приказ 'Дункан, барьер!' относится ко мне. Но с тех пор прошло уже достаточно времени, и любой двуногий, включая Петьку, давно бы понял, что через барьер я прыгать не стану ни при каких условиях. И оставил бы меня в покое. Но Петька не унимается. Ну, раз ему нравится - пусть прыгает.
- Дункан, вперед! Ну!!!
Эх, парень, тебе бы болонок в цирке дрессировать. И на бум я тоже не полезу. Людей только смешить: А Петька по буму лазает немногим лучше, чем прыгает через барьер.
Петька, Петь: Прекрати издеваться над собой. Приличного пса из тебя все равно не получится. Слышишь, Влад пришел. Едем на вызов. Слезай с бревна, позорище.
И угораздило же меня: У всех напарники - люди, как люди. И только у меня этот:
Я люблю ездить на вызовы. Во-первых, люблю кататься на машине, а во-вторых - когда мы едем работать, Петька не пристает ко мне со своими дурацкими идеями типа принести тапочки или подать голос. Ему самому бы сперва поучиться.
В трезвом виде Петька почти не разговаривает, потому что не умеет. Слегка подвыпив, говорит только про баб и способы их употребления. Подвыпив еще чуть-чуть - говорит исключительно обо мне. То есть доказывает всем окружающим, что я ирландский сеттер. Мне лично это все равно - сеттер я, или там овчарка, или еще кто. Волнует это, наверное, только Петьку. Ну, может быть, еще самую малость - тех, кому он это доказывает. Потому что выпив еще немного, он опять ни о чем не разговаривает, а просто бьет морды. Тем, кто усомнится в моем сеттерстве.
Приехали. Все, как всегда - машины, люди в сером, люди в зеленом, люди в пятнистом, люди черт знает в чем. Но этих последних близко не подпускают, и это правильно. Они пахнут, чем попало - мешают. А этих - серых, зеленых и пятнистых, - я хорошо знаю. Обычный набор - гуталин, теплое железо и вчерашнее пиво. Запах настолько родной и привычный, что на него можно не обращать внимания. Хотя гуталин - это, доложу я вам:.
Эге! А вот этих я не люблю. Не знаю, что это за вонь, но такая же стояла в ветлечебнице, где мне лечили ухо в прошлом году. Там они все были в белых халатах, и я почему-то думал, что так пахнет белый цвет. Эти же почему-то в синем - маскируются. Знают, что я их не люблю, могу и покусать. Наверное, халаты у них под брюками. Меня не обманешь - такую-то дрянь даже Петька не пьет.

- Здрасьте, здрасьте, - батюшки, какой противный голос! - Так это, значит, и есть наш эксперт?!
Ну да, мадам, я эксперт. Чего пристала? А Владька с Петькой наперебой кидаются здороваться и хвастаться моими (моими!) достоинствами. Своих-то нет:
- Какой славный! Можно его погладить?!
Ух, я бы тебя погладил - мало бы не показалось! Заведи себе мопса, его и гладь. А ко мне не лезь. Но Петька, которого я вижу боковым зрением, согласно кивает. Сговорились! Ладно, мадам, пожалуйста, мадам, очень приятно, мадам: Петьке это будет стоить пары новых ботинок.
От ее рук разит духами - ненавижу этот запах с тех пор, как однажды сгрыз пластиковую бутылку из-под лимонада. Но воспитание обязывает улыбаться. Вздергиваю правый край верхней губы - так, чтобы лишь слегка сверкнуть клыком, не обнажая его полностью, и поднимаю левое ухо - оно больше правого похоже на сеттерское. Это всегда срабатывает.
- Ой, смотрите - он улыбается! - восторгается женщина.
Петька тоже вздергивает верхнюю губу - тоже пытается улыбнуться. Но у него вместо белоснежного клыка золотая блямба, поэтому до моей улыбки ему далеко. Однако женщину это устраивает.
- Хороший пё-ё-оосик, - радуется она, - Ну-ка, дай лапу!
Чиво-о-о? Какую еще лапу?! Тоже мне - нашли клоуна.
- Ну, Дунканчик, дай девушке лапу, - Петька, похоже, с ней заодно.
Ну что же, коллега, раз ты так настаиваешь: Извольте, мадам, - вот вам моя нога. Только уж извините, она малость того: Грязно тут у вас. Что? Нет, платочка у меня нет. Хе-хе: За платочком - это к Петьке. И все претензии тоже ему.
С ним всегда так. Когда Петька где-нибудь нашкодит - неприятности имеет он. Ну, например, когда переусердствует, доказывая, что я ирландский сеттер. А когда что-нибудь натворю я - вроде того цыпленка, которого недавно загрыз в соседнем дворе, - по ушам получает: Нет, не угадали. Не я, а опять же Петька.
Петь, ну чего ты ворчишь? Знаешь ведь, что я терпеть не могу здороваться за руку с незнакомыми людьми. Скажи спасибо, что я ее еще по заднице не хлопнул. Она бы тогда замучилась свою юбку стирать.

Ну что же, публика в сборе - можно начинать. Для разминки - небольшая пробежка крупной рысью туда-сюда. Мускулисто пружиню ногами, как заправская овчарка, хотя от овчарки у меня разве что хвост и левая сторона носа. Публика в восторге. А теперь к делу! Ну, что тут у нас? Трава-а-а, кирпи-и-ич, оку-у-урок: Тьфу, тоска какая. Шелуха от семечек, вчерашняя кошачья свадьба, бензин: Только зря тратим время.

А еще Петька плетется позади! При каждом его шаге меня обдает волной кирзы и гуталина, а это сильно портит рабочий настрой. Петь, ну какого черта ты увязался за мной? Толку от тебя никакого - только виснешь на поводке, как гиря. Без тебя бы я справился быстрее. Знаешь, что: В следующий раз я тебя, пожалуй, с собой на выезд не возьму. Поеду с одним Владом - он топает себе тихонько в сторонке и ни во что не вмешивается. К тому же ты имеешь обыкновение после каждого выезда выпивать. Знаешь ведь, что я этого не люблю - запах не нравится, да и ты дурной. Впрочем, ты и трезвым мне не очень: Тебе просто надо запретить работать с собаками. Вот на фига ты перед этой дурой выпендривался? А на прошлой неделе, например:. А-а-а-атставить!!!!

Это он! Запах, который я не спутаю ни с чем! Он пока еще слабый - царапает нос не сильнее репейника, но он здесь! Так, черт с ним, с Петькой, еще успею ему все высказать. Работаем, Дункан, работаем! Асфальт (вонища похуже, чем от Петькиного гуталина), окурки, возле водосточной трубы стена помечена кем-то из двуногих - кажется, портвейн с воблой: Не отвлекаться, Дункан! Чей-то одеколон, - дрянь-то какая!, - земля, опять асфальт: Ну где же?! А запах уже сильнее целого репейного куста. Он сверлит голову, выедает язык, рассыпается в мозгу на миллионы колючек, которые ввинчиваются в тело все дальше и дальше, он лезет в глаза, как стеклянная пыль, я не вижу ничего, кроме этого страшного, царапающего запаха; он скрежещет в ушах, как когти по льду, - сильнее, громче, еще громче, еще страшнее, он крутится в мозгу, как ядовитый колючий волчок, крутится, крутится, крутится, кру:. ГАВ!!!! Вот оно! В приямке подвального окошка - разноцветная коробка из-под торта. Кто знае! т, почему это почти всегда бывают коробки из-под торта?! Вообще я их люблю - они пахнут влажным картоном, сладкой липкостью и совсем чуть-чуть - мышами. Но только не эта. Все, хватит. Я сказал 'гав'. Петька, пошли отсюда!
- Молодец, Дуся, - радуется Петька и совсем не торопится уходить.
Обычно Петька ни другим, ни самому себе не позволяет называть меня Дусей, или, еще того хлеще - Дуней. Но сейчас - особый случай. Я Нашел. Черт их знает, зачем им это нужно. Я просто не представляю себе, на что может сгодиться предмет с ТАКИМ запахом. Но каждый раз, когда я Нахожу, они радуются, как щенки.
- Молодец, собакин, - это уже Влад треплет меня по загривку.
Собакин - это, наверное, моя фамилия - еще одна Петькина дурацкая фантазия. Мне все равно, мне лишь бы подальше отсюда. Ну что ты радуешься, чудак? Тебе бы разок нюхнуть такого - небось еще не так бы залаял. Отпусти поводок, чучело!

В большинстве случаев, правда, я ничего не нахожу. И тогда они почему-то злятся. Вчера, например, выезжали в школу. Обегал все, надышался мелом и ссаными тряпками на всю оставшуюся жизнь - и ничего. Только такая же вот коробка из-под торта, в которой после торта жил хомяк. Я потом в толпе зевак вычислил того, кто над нами так подшутил - от него за версту разило тем же хомяком. Петьке жаловаться не стал, конечно. Петька, правда, сам догадался - наверное, по моему взгляду. Но ведь мои-то слова к делу не пришьешь! Поэтому он только и смог, что замахнуться на этого ублюдка коробкой из-под хомяка и с мечтательным сладострастием сказать: 'Ух, ща как врезал бы:'

Ну наконец-то. Теперь Петькина очередь работать, а моя - смотреть. Хотя любоваться, конечно, особо нечем. Сначала он долго наряжается в дурацкий костюм, который пахнет пылью, железом и почему-то протухшими бутербродами. В завершение всего водружает на голову какой-то круглый котел. И так-то не красавец, а уж с котлом на голове: Я лучше отвернусь, чтобы не засмеяться, не то он опять решит, что я за него волнуюсь. А еще лучше - пристроюсь-ка вот здесь, за колесом, да подремлю немного. Неизвестно, когда еще день закончится. Не дай Бог, Петьку опять понесет прыгать через барьер! А потом он наверняка напьется и, как обычно, будет изливать мне душу. Рассказывать, почему от него ушла одна женщина (я бы на ее месте тоже ушел!), почему его не любит другая, и как ему это все осточертело. А мне не осточертело?! Особенно волочь его на поводке домой, извиняясь перед каждым встречным милиционером, и объяснять Петьке, что я не могу открыть дверь его ключами. Не пойду с ним никуда сег! одня. Спать:.

Уууаааааууу!!!! Что?!!! Что случилось?! Что это было?! Что-то не так, кажется: Да стойте вы, стойте, вы же меня затопчете! Что там произошло?! Пустите меня, пустите: Пусти, гад! Эх, хорошо, что ушами я слышу хуже, чем носом - иначе точно оглох бы. Да подвинься ты: И ты тоже: Дайте пролезть. Ух, ща как цапнул бы, да некогда: Что там?
Ну, я так и знал! Конечно, опять Петька! Разлегся тут, придурок, в красивой позе. Ты посмотри на себя-то, пугало! Да еще в таком наряде - ты похож на выпотрошенный диван, который выкинули с десятого этажа.
Эй, Петь: Тебе что, плохо? Да не дрейфь, бывало ведь и хуже. Ты вспомни, каким я тебя в воскресенье домой принес - и ничего ведь:
Ну вставай уже, вставай, не выставляй себя на посмешище. И так-то не краса: Стоп! Это еще что? Да, этот запах мне тоже знаком. Приблизительно такой же был у цыпленка, которого я укр: поймал в прошлом году в соседском дворе. Только тогда он был в сотни раз слабее и приятнее. А сейчас - тягучий, тяжелый, отвратительно липкий и:и: Это же кровь! Только она забивает нос наподобие насморка! Вот уж не думал, что у Петьки она тоже есть. Да еще столько! Вот оно в чем дело!
Ну что, допрыгался?! Доигрался, мазурик?! Я давно это предвидел. Опозорился ты, парень. Впервые в нашей практике такой прокол: какую-то дрянную коробочку из-под торта, - и ту не смог: Хана тебе теперь - уволят. Наконец-то я приду сегодня вовремя домой и отосплюсь от души. И на вызовы буду ездить теперь один, и никто не будет вонять за спиной кирзой и гуталином! Я давно говорил - отольются тебе мои неприятности - и барьеры эти твои облезлые, и котлеты из магазина, и та девочка, которую я однажды привел в гости, а ты выгнал: Ну, что молчишь? Нечего сказать? Да погодите вы толкаться! Я же с ним работал, а не вы! И незачем тащить меня за ошейник!

Стойте, вы, вонючки из ветлечебницы! Да симулянт же он, симулянт, неужели не видно?! Зачем вы накрыли его с головой?! Я ведь ему еще не все сказал! Да отвяжитесь, пустите меня! Раз уж представился такой случай, я все ему выскажу: Ч-черт, ну и вломит же мне Петька ремня потом, но ничего не могу поделать - наверное, этим грохотом у меня сорвало тормоза: Петька, ты меня слышишь? Я тебе сейчас все припомню: И как ты меня пивом напоил, и как однажды по пьяни постриг под пуделя: Так, мое место- впереди рядом с водителем. Эй, мужик, ты чего? Нет, вы видали? Меня, профессионала, - выбрасывать из машины!!! Стойте, подождите!!! Мне ведь за вами не угнаться! Вы же на колесах, а я - на своих четырех! Имейте в виду - вы с ним будете иметь одни неприятности! Он всегда лезет в драку, когда выпьет, а еще он бабник редкостный, а еще: а еще: Эх: Уехали:

Разноцветные люди еще суетятся там, где я их оставил. Можно, конечно, еще разок пробежаться туда-сюда. Но на хрена мне теперь перед ними красоваться?

Влад, ну что ты повис у меня на шее? Я тебе что - буйвол? Ну, ну: Ну не скули. Ты кобель, или кто? Прекрати сейчас же, не то укушу!
Ну и гадость же эти человечьи слезы! Эта дрянь почти не имеет запаха, но жжет язык почище, чем железная цепь на морозе.
Владька, ты слышишь, - если я еще пару раз лизну твою морду, я отравлюсь! Ну перестань. Вот увидишь - он поправится. Правда-правда. Только очень долго будет выздоравливать. Я-то, наверное, уже не доживу. Фауст, - знаешь коккера Фауста? - уже четыре года ждет, пока вернется из больницы его напарник. С ним такая же вот фигня приключилась. А мне уже шестой год. А ты, Владь, может быть, и дотянешь:

Что? Какая собачка? Ах, это вы мне: Мадам, идите в ж***. Я ирландский сеттер.

Странный какой-то запах: Незнакомый. Как удар колючей проволокой: Только откуда взяться проволоке там - глубоко в левом боку? Похоже на боль: Ладно, разберемся:

Вот только: Кто же теперь будет прыгать для меня через барьер?