Любимые стихотворения, у кого какие?

дезерт игл
У меня два
Борис Пастернак

Единственные дни

На протяженьи многих зим
Я помню дни солнцеворота,
И каждый был неповторим
И повторялся вновь без счета.

И целая их череда
Составилась мало-помалу
Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время стало.

Я помню их наперечет:
Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течет
И солнце греется на льдине.

И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней,
И на деревьях в вышине
Потеют от тепла скворешни.

И полусонным стрелкам лень
Bорочаться на циферблате,
И дольше века длится день
И не кончается объятье.

дезерт игл
Падучая звезда, тем паче -- астероид
на резкость без труда твой праздный взгляд настроит.
Взгляни, взгляни туда, куда смотреть не стоит.

___

Там хмурые леса стоят в своей рванине.
Уйдя из точки "А", там поезд на равнине
стремится в точку "Б". Которой нет в помине.

Начала и концы там жизнь от взора прячет.
Покойник там незрим, как тот, кто только зачат.
Иначе -- среди птиц. Но птицы мало значат.

Там в сумерках рояль бренчит в висках бемолью.
Пиджак, вися в шкафу, там поедаем молью.
Оцепеневший дуб кивает лукоморью.

___

Там лужа во дворе, как площадь двух Америк.
Там одиночка-мать вывозит дочку в скверик.
Неугомонный Терек там ищет третий берег.

Там дедушку в упор рассматривает внучек.
И к звездам до сих пор там запускают жучек
плюс офицеров, чьих не осознать получек.

Там зелень щавеля смущает зелень лука.
Жужжание пчелы там главный принцип звука.
Там копия, щадя оригинал, безрука.

___

Зимой в пустых садах трубят гипербореи,
и ребер больше там у пыльной батареи
в подъездах, чем у дам. И вообще быстрее

нащупывает их рукой замерзшей странник.
Там, наливая чай, ломают зуб о пряник.
Там мучает охранник во сне штыка трехгранник.

От дождевой струи там плохо спичке серной.
Там говорят "свои" в дверях с усмешкой скверной.
У рыбной чешуи в воде там цвет консервный.

___

Там при словах "я за" течет со щек известка.
Там в церкви образа коптит свеча из воска.
Порой дает раза соседним странам войско.

Там пышная сирень бушует в полисаде.
Пивная цельный день лежит в глухой осаде.
Там тот, кто впереди, похож на тех, кто сзади.

Там в воздухе висят обрывки старых арий.
Пшеница перешла, покинув герб, в гербарий.
В лесах полно куниц и прочих ценных тварей.

___

Там, лежучи плашмя на рядовой холстине,
отбрасываешь тень, как пальма в Палестине.
Особенно -- во сне. И, на манер пустыни,

там сахарный песок пересекаем мухой.
Там города стоят, как двинутые рюхой,
и карта мира там замещена пеструхой,

мычащей на бугре. Там схож закат с порезом.
Там вдалеке завод дымит, гремит железом,
не нужным никому: ни пьяным, ни тверезым.

___

Там слышен крик совы, ей отвечает филин.
Овацию листвы унять там вождь бессилен.
Простую мысль, увы, пугает вид извилин.

Там украшают флаг, обнявшись, серп и молот.
Но в стенку гвоздь не вбит и огород не полот.
Там, грубо говоря, великий план запорот.

Других примет там нет -- загадок, тайн, диковин.
Пейзаж лишен примет и горизонт неровен.
Там в моде серый цвет -- цвет времени и бревен.

___

Я вырос в тех краях. Я говорил "закурим"
их лучшему певцу. Был содержимым тюрем.
Привык к свинцу небес и к айвазовским бурям.

Там, думал, и умру -- от скуки, от испуга.
Когда не от руки, так на руках у друга.
Видать, не расчитал. Как квадратуру круга.

Видать, не рассчитал. Зане в театре задник
важнее, чем актер. Простор важней, чем всадник.
Передних ног простор не отличит от задних.

___

Теперь меня там нет. Означенной пропаже
дивятся, может быть, лишь вазы в Эрмитаже.
Отсутствие мое большой дыры в пейзаже

не сделало; пустяк: дыра, -- но небольшая.
Ее затянут мох или пучки лишая,
гармонии тонов и проч. не нарушая.

Теперь меня там нет. Об этом думать странно.
Но было бы чудней изображать барана,
дрожать, но раздражать на склоне дней тирана,

___

паясничать. Ну что ж! на все свои законы:
я не любил жлобства, не целовал иконы,
и на одном мосту чугунный лик Горгоны

казался в тех краях мне самым честным ликом.
Зато столкнувшись с ним теперь, в его великом
варьянте, я своим не подавился криком

и не окаменел. Я слышу Музы лепет.
Я чувствую нутром, как Парка нитку треплет:
мой углекислый вздох пока что в вышних терпят,

___

и без костей язык, до внятных звуков лаком,
судьбу благодарит кириллицыным знаком.
На то она судьба, чтоб понимать на всяком

наречьи. Предо мной -- пространство в чистом виде.
В нем места нет столпу, фонтану, пирамиде.
В нем, судя по всему, я не нуждаюсь в гиде.

Скрипи, мое перо, мой коготок, мой посох.
Не подгоняй сих строк: забуксовав в отбросах,
эпоха на колесах нас не догонит, босых.

___

Мне нечего сказать ни греку, ни варягу.
Зане не знаю я, в какую землю лягу.
Скрипи, скрипи, перо! переводи бумагу.

dima-314
Уже была такая тема.
Совсем недавно.
Ее закрыли или удалили?
..
А стихотворение классное.
дезерт игл
Уже была такая тема.
Совсем недавно.
Ее закрыли или удалили
Фиг знает, я не нашёл.
Решил новую открыть.
стихотворение классное.
Какое из? Пастернак или Бродский?
dima-314
дезерт игл
Какое из? Пастернак или Бродский?
Первое.
Я только его видел.
(Ответ долго писал пока ехал)
Второе тоже раздергано на цитаты но оно сплошной сарказм для тех кто в теме 😊)
дезерт игл
Первое.
Я только его видел.
(Ответ долго писал пока ехал)
А, ну ещё из лирики это, но его в песню переделали, чем не факт что сделали лучше
Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,
Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,
Оттого что я тебе спою — как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я ключи закину и псов прогоню с крыльца —
Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты —
О проклятие! — у тебя остаешься — ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, —
Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир

дезерт игл
Второе тоже раздергано на цитаты но оно сплошной сарказм для тех кто в теме )
А мне тем и нравится😁
Ведь ничего не изменилось😁
dima-314
дезерт игл
Ведь ничего не изменилось😁
Дык:
На протяженьи многих зим
Я помню дни солнцеворота,
И каждый был неповторим
И повторялся вновь без счета.

И целая их череда
Составилась мало-помалу
Тех дней единственных, когда
Нам кажется, что время стало.

Или:
опять сначала И повторится всё, как встарь: Ночь, ледяная рябь канала, Аптека, улица, фонарь.
Блока.
дезерт игл
Блока
У Блока 12 хороши.
Именно стихотворно
KOSTYA
Не жалею, не зову, не плачу,
Всё пройдёт, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна берёзового ситца
Не заманит шляться босиком.

Дух бродяжий, ты всё реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст.
О моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств.

Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.

Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льётся с клёнов листьев медь:
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.

1921 Есенин

paradox
летун отпущен на свободу..
AZEVEDO
не выходи из комнаты, не совершай ошибку
Starrover
Бремя белого человека.
Притом последние два года в переводе:
"несите бремя белых,
Винтовку Браун Бесс...".
spirikraft
Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел её голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у царских врат,
Причастный тайнам, — плакал ребёнок
О том, что никто не придёт назад.

spirikraft
Я давно не помню, сколько мне лет,
Я пуст, как католик в исповедальне,
Я сплю на полу, завернувшись в плед,
В пяти шагах от собственной спальни.

Сигарет мне хватит на пару недель,
Дней на пять мне хватит любви к отчизне,
Я спиной ощущаю в паркете щель,
В четырёх шагах от линии жизни.

Я сумел полюбить свой простой уют.
Тут, сиренами воя в ночи бездонной,
Мои мысли соседским спать не дают,
В трех шагах от мёртвого телефона.

Я себя ненавижу в числе других,
Мне не чужды похоть и жажда мщенья,
Я лежу на полу, обнажён и тих,
В двух шагах от Христа и его ученья.

Ко всему готова моя душа,
Как к гвоздям привыкшие пассатижи.
Я - лежу, практически не дыша,
От чего-то в шаге. А может, - ближе

KOSTYA
spirikraft
Я давно не помню, сколько мне лет...
Тантал
Какое из? Пастернак или Бродский?
И Пастернак посредственность, и Бродский тем более. Точнее бездарь.
Бывший
Поэма "Василий Теркин". Как-то банально, скажете, но мне нравится.


Хотя честно говоря поэзией я не очень увлекаюсь, а так многие другие произведения тоже понравились.

spirikraft
Бродский тем более. Точнее бездарь.
Новое слово в литературоведении?🤪
TYA
вот это понравилось

Редьярд Киплинг (Rudyard Kipling)

Костры. 1933

'Жест... облик... предвидение... путь... пример... достижение... умиротворение... пределы риска'.
Обычная политическая риторика.


Мы знаем всё: Вороний Грай,
И свист Ракет, и гул Набата.
Мы знаем, сколько стоит Рай,
Что нарисован был когда-то.
Пирог, что пахнет сладковато,
И Корку знаем. - И в бреду
Мы не забудем то, что свято:
Костры, горящие на Льду.

Знакомы нам Гора и Мышь,
Знакомы нам и Блуд, и Блюдца.
Лягушку знаем, что, глядишь,
Могла б и до Быка раздуться,
Когда б не лопнула. Даются
Любые трюки на ходу
Таким, как мы, - когда займутся
Костры, горящие на Льду.

Мы знаем также Мудреца,
Что верит в дружбу Василиска
И Годовалого Мальца.
Мы знаем то, что Волк - не Киска,
И что Высокое - не Низко.
Мы с нашей Совестью в ладу,
Когда твердим, что видим близко
Костры, горящие на Льду.

Мы знаем то, что Медный Грош -
Богатства всякого основа,
Что Труса в Пекло не пошлёшь,
Пока не дашь - и снова, снова
Не наподдашь ему сурово.
И мы дудим в свою Дуду:
'Мы видим, видим, право слово,
Костры, горящие на льду!'.

© Перевод Евг. Фельдмана
13-14.04.2001

перевод очень хороший... смысл и дух донёс. Хотя поправки на иностранщину надо делать.. это Вам не оригинал.

dima-314
Костры, горящие на льду!
В чём сакральный смысл фразы?
Кто нибудь знает?
spirikraft
Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый — на живом.

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.

В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.

Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.

Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!»

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.

Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет,-
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.

Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!»

Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море катились валы.

И вдруг голосок раздался:
«Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!

Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну!» —
Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
«Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!

Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем...
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.

Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод —
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!..»

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.

Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик...
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик:

Правду сказал я, шотландцы,
«От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.

А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна —
Мой вересковый мед!"

spirikraft
чём сакральный смысл фразы?
Кто нибудь знает?
Это же перевод.
Как в анекдоте,про нюанс.
🤣
Туристег
на горе стоит статУя
у статУи нету х...я
o.tuk
Буду неоригинален, но Гумилёв:

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое тёмный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял её однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Сколько боли лучезарной, сколько полуночной муки
Скрыто в музыке весёлой, как полуденный ручей!

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
И когда пылает запад и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервётся пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, -
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймёшь тогда, как злобно насмеялось всё, что пело,
В очи глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьёт, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу - ты смеёшься, эти взоры - два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

Миномётчик
Авиатор.
Стихотворение Александра Блока.

Летун отпущен на свободу.
Качнув две лопасти свои,
Как чудище морское в воду,
Скользнул в воздушные струи.

Его винты поют, как струны...
Смотри: недрогнувший пилот
К слепому солнцу над трибуной
Стремит свой винтовой полет...

Уж в вышине недостижимой
Сияет двигателя медь...
Там, еле слышный и незримый,
Пропеллер продолжает петь...

Потом - напрасно ищет око:
На небе не найдешь следа:
В бинокле, вскинутом высоко,
Лишь воздух - ясный, как вода...

А здесь, в колеблющемся зное,
В курящейся над лугом мгле,
Ангары, люди, все земное -
Как бы придавлено к земле...

Но снова в золотом тумане
Как будто неземной аккорд...
Он близок, миг рукоплесканий
И жалкий мировой рекорд!

Все ниже спуск винтообразный,
Все круче лопастей извив,
И вдруг... нелепый, безобразный
В однообразьи перерыв...

И зверь с умолкшими винтами
Повис пугающим углом...
Ищи отцветшими глазами
Опоры в воздухе... пустом!

Уж поздно: на траве равнины
Крыла измятая дуга...
В сплетеньи проволок машины
Рука - мертвее рычага...

Зачем ты в небе был, отважный,
В свой первый и последний раз?
Чтоб львице светской и продажной
Поднять к тебе фиалки глаз?

Или восторг самозабвенья
Губительный изведал ты,
Безумно возалкал паденья
И сам остановил винты?

Иль отравил твой мозг несчастный
Грядущих войн ужасный вид:
Ночной летун, во мгле ненастной
Земле несущий динамит?

TYA
Костры, горящие на льду!


В чём сакральный смысл фразы?
Кто нибудь знает?

Не знаю.. думаю, как у Велемира Хлебникова красивое созвучие, не более, что на душу легло. Может что-то из их истории.
дезерт игл
вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу.

Прощай, моя родина! Север, прощай,-
Отечество славы и доблести край.
По белому свету судьбою гоним,
Навеки останусь я сыном твоим!

Прощайте, вершины под кровлей снегов,
Прощайте, долины и скаты лугов,
Прощайте, поникшие в бездну леса,
Прощайте, потоков лесных голоса.

В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу

дезерт игл
Хоть нет у нас той силы, что играла
В былые дни и небом, и землею,
Собой остались мы; сердца героев
Изношены годами и судьбой,
Но воля непреклонно нас зовет
Бороться и искать, найти и не сдаваться.
TYA
Бороться и искать, найти и не сдаваться.
Долго я искал для себя тот завьюженный город Энск.. нашёл.. месторасположение открывать не буду 😊 Сами ищите..
Генералисимус Сталин
Японские трехстишияБАСЁ (1644-1694)

Вечерним вьюнком
Я в плен захвачен: Недвижно
Стою в забытьи.

В небе такая луна,
Словно дерево спилено под корень:
Белеет свежий срез.

Желтый лист плывет.
У какого берега, цикада,
Вдруг проснешься ты?

Ива склонилась и спит.
И, кажется мне, соловей на ветке -
Это ее душа.

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.

О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
Спящий мотылек!

С треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нем замерзла.
Я пробудился вдруг.
(хокку) Коротки но в трех сточках сказано все......

Генералисимус Сталин
Видели все на свете
Мои глаза - и вернулись
К вам, белые хризантемы.
(Иссё)

О, с какой тоской
Птица из клетки глядит
На полет мотылька!
(Кобаяси Исса)

TYA
Лежу на диване
Стынет чай
Джон Леннон убит.
(Нехуясе'я TYA)
dima-314
"Приговор - не конец.
Это только начало.
Сильное желание не знает границ".
(Фусако Сигэнобу)
[это утверждение можно считать хокку]
TYA
Я вернулся в мой город,
знакомый до слез,
До прожилок,
до детских припухлых желез.
Ты вернулся сюда,
- так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей.
Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.
Петербург, я еще не хочу умирать:
У тебя телефонов моих номера.
Петербург, у меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.
Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок.
И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так. Исхода нет.
Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Меня застрелят на границе,
Границе совести моей,
И кровь моя зальет страницы,
Что так тревожили друзей.
Когда теряется дорога
Среди щетинящихся гор,
Друзья прощают слишком много,
Выносят мягкий приговор.
Но есть посты сторожевые
На службе собственной мечты,
Они следят сквозь вековые
Ущербы, боли и тщеты.
Когда в смятенье малодушном
Я к страшной зоне подойду,
Они прицелятся послушно,
Пока у них я на виду.
Когда войду в такую зону
Уж не моей - чужой страны,
Они поступят по закону,
Закону нашей стороны.
И чтоб короче были муки,
Чтоб умереть наверняка,
Я отдан в собственные руки,
Как в руки лучшего стрелка.

Тантал
В горах мое сердце... Доныне я там.
По следу оленя лечу по скалам.
Гоню я оленя, пугаю козу.
В горах мое сердце, а сам я внизу.

При всём притом,
При всём притом,
При всём притом,
При этом,
Маршак остался
Маршаком,
А Роберт Бёрнс – поэтом

Conquistador777
На старой Ганзе сайт огромный
Разделов море в сайте том
И днем и ночью старый Торус
Там ходит по цепи кругом.
Идет направо – песнь заводит.
Налево – сказку говорит.
Там чудеса – там Стасик дрочит
И Машка там в тюрьме сидит.
Там на неведомых дорожках
Е&ет наш Дог неведомых зверей.
Там КБГ на петушиных ножках
Стоит без окон, без дверей.
Там лес и дол видений полны
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой
И тридцать ДСОшников ужасных
Чредой на брег выходят ясный
И с ними дядька жидовской.
В МРе там Наташка тужит
Никто девчонку не утюжит
Там только на словах
Способны рассуждать “о бабах”.
Там выживальщик на диване чахнет
Там самооборона - пи$дюлями пахнет.

Автор - я.

дезерт игл
Долго я искал для себя тот завьюженный город Энск.. нашёл.. месторасположение открывать не буду Сами ищите..
Ближе к Лапландии??
spirikraft
Ближе к Лапландии нет раков.
spirikraft
Д.Быков
В первый раз я проснусь еще затемно, в полутьме, как в утробе родной, понимая, что необязательно подниматься - у нас выходной, и сквозь ткань его легкую, зыбкую, как ребенок, что долго хворал, буду слышать с бессильной улыбкой нарастающий птичий хорал, и 'Маяк', и блаженную всякую ерунду сквозь туман полусна, помня - надо бы выйти с собакою, но пока еще спит и она.

А потом я проснусь ближе к полудню - воскресение, как запретишь? - и услышу блаженную, полную, совершенную летнюю тишь, только шелест и плеск, а не речь еще, день в расцвете, но час не пришел; колыхание липы лепечущей да на клумбе жужжание пчел, и под музыку эту знакомую в дивном мире, что лишь начался, я наполнюсь такою истомою, что засну на четыре часа.

И проснусь я, когда уже медленный, как письмо полудетской рукой, звонко-медный, медвяный и мертвенный по траве расползается покой, - посмотрю в освеженные стекла я, приподнявшись с подушки едва, и увижу, как мягкая, блеклая утекает по ним синева: все я слышал уступки и спотыки - кто топтался за окнами днем? - дождь прошел и забылся, и все-таки в нем таился проступок, надлом, он сменяется паузой серою, и печаль, как тоска по родству, мне такою отмерится мерою, что заплачу и снова засну.

И просплю я до позднего вечера, будто день мой еще непочат, и пойму, что вставать уже нечего: пахнет горечью, птицы молчат - ночь безлунная, ночь безголовая приближается к дому ползком, лишь на западе гаснет лиловая полоса над коротким леском. Вон и дети домой собираются, и соседка свернула гамак, и что окна уже загораются в почерневших окрестных домах, вон семья на веранде отужинала, вон подростки сидят у костра - день погас, и провел я не хуже его, чем любой, кто поднялся с утра. Вот он гаснет, мерцая встревожено, замирая в слезах, в шепотках - все вместилось в него, что положено, хоть во сне - но и лучше, что так. И трава отблистала и выгорела, и живительный дождь прошумел, и собака сама себя выгуляла, и не хуже, чем я бы сумел.

grrrey
Андрей Лысиков
"Облака"
Они плывут из далека несмело
Покачиваясь на ветрах полынных
И то, что справа, - это я
И каравелла моя меняет формы очертаний дымных
И нам веками некуда спешить
Наш путь обременен безвольностью свободы
Мы можем только плыть, и плыть, и плыть
Кружась вокруг земли бессмертным хороводом

Мы провожаем дни, облив одежды кровью
Багряной свастики небес
Встречая их прижавшись к изголовью
На нитки распуская золотой парчи обрез
Мы - души тех, кого хоронят рядом
От безнадежно мертвых в сорока шагах
Насквозь пронизанные манной звездопадов
Мы отражаемся в бесчисленных глазах

Мы живые, легкие, нежные
Плещемся в патоке ослепительно-бирюзовой
Пропадаем в края безбрежные
Становимся чем-то новым
И тянуться усталой вереницей
Меняя неба нескончаемый узор
Огромные беспомощные птицы
Дорогу к дому ищут до сих пор

zajac34
Самое любимое - одно из своих.
А так, Блока люблю и Вильяма нашего, в основном, в переводе Маршака.
GEOSSS
Мои поля сыпучий пепел кроет.
В моей стране печален страдный день.
Сухую пыль соха со скрипом роет,
И ноги жжёт затянутый ремень.

В моей стране - ни зим, ни лет, ни вёсен,
Ни дней, ни зорь, ни голубых ночей.
Там круглый год владычествует осень,
Там - серый свет бессолнечных лучей.

Там сеятель бессмысленно, упорно,
Скуля как пёс, влачась как вьючный скот,
В родную землю втаптывает зёрна -
Отцовских нив безжизненный приплод.

А в шалаше - что делать? Выть да охать.
Точить клинок нехитрого ножа
Да тешить женщин яростную похоть,
Царапаясь, кусаясь и визжа.

А женщины, в игре постыдно-блудной,
Открытой всем, все силы истощив,
Беременеют тягостно и нудно
И каждый год родят, не доносив.

В моей стране уродливые дети
Рождаются, на смерть обречены.
От их отцов несу вам песни эти.
Я к вам пришёл из мертвенной страны.

Ходасевич.

GEOSSS
Косым, стремительным углом
И ветром, режущим глаза,
Переломившейся ветлой
На землю падала гроза.
И, громом возвестив весну,
Она звенела по траве,
С размаху вышибая дверь
В стремительность и крутизну.
И вниз. К обрыву. Под уклон.
К воде. К беседке из надежд,
Где столько вымокло одежд,
Надежд и песен утекло.
Далеко, может быть, в края,
Где девушка живет моя.
Но, сосен мирные ряды
Высокой силой раскачав,
Вдруг задохнулась и в кусты
Упала выводком галчат.
И люди вышли из квартир,
Устало высохла трава.
И снова тишь.
И снова мир.
Как равнодушье, как овал.
Я с детства не любил овал!
Я с детства угол рисовал!

Павел Коган.

GEOSSS
Николай Рубцов - Тихая моя родина

Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи:
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.

- Где тут погост? Вы не видели?
Сам я найти не могу.-
Тихо ответили жители:
- Это на том берегу.

Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.

Там, где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.

Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил:
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.

Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!

Школа моя деревянная!..
Время придет уезжать -
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

Conquistador777
Поэт! не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит
И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.

Conquistador777
На высоте, на снеговой вершине,
Я вырезал стальным клинком сонет.
Проходят дни. Быть может, и доныне
Снега хранят мой одинокий след.

На высоте, где небеса так сини,
Где радостно сияет зимний свет,
Глядело только солнце, как стилет
Чертил мой стих на изумрудной льдине.

И весело мне думать, что поэт
Меня поймёт. Пусть никогда в долине
Его толпы не радует привет!

На высоте, где небеса так сини,
Я вырезал в полдневный час сонет
Лишь для того, кто на вершине.

Conquistador777
Проснись, любовь! Твое ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питье,
Нельзя навек насытиться однажды.
Так и любовь. Ее голодный взгляд
Сегодня утолен до утомленья,
А завтра снова ты огнем объят,
Рожденным для горенья, а не тленья.
Чтобы любовь была нам дорога,
Пусть океаном будет час разлуки,
Пусть двое, выходя на берега,
Один к другому простирают руки.
Пусть зимней стужей будет этот час,
Чтобы весна теплей пригрела нас!
Conquistador777
Не дай Зиме суровою рукою
Сок свежий выжать - наполняй сосуд
И сладостью твоею и красою,
Не то они бесславно пропадут.
Ссужают нам красу не безвозвратно:
Дают взаймы, процент оговорив,
И ты продолжишь жизнь десятикратно,
В сынах себя достойно повторив;
Сын каждый повторит тебя раз десять,
И десять раз умножит каждый внук -
Тысячекратно жить тебе на свете:
У Смерти для тебя не хватит рук.
Одумайся, красу губить не смей,
Наследниками делая червей.
GEOSSS
Его вчера видали все
В кафе на Братиславской -
К доступной девушке подсел
И был с ней очень ласков.
Потом их видели вдвоём
Под вечер на балете,
Где он ей брал "Дом Переньон"
Меж актами в буфете.
(Ну, хорошо, что не Картье,
Как суженной невесте)
Но мне сказал один портье,
Что ночевали вместе!
.
А утром он пришел домой,
Как будто бы с вокзала,
"Командировочный ты мой, -
я так ему сказала,-
Не надо петь мне про дела,
Вас видели соседи,
А девка весь роман слила
С хештегами в соцсети,
И точность вплоть до этажа
В отеле-Мариоте,
Я не хотела обижать,
Но ты, козёл, Володя!
Иди, ищи доступных дур,
Ищи себе подстилок!"
.
А он сказал мне:" Мур-Мур-мур..."
.
И я его простила!