Канадские гуси, утки, зайцы, кролики и пр. Охота, одним словом.

VLAD. NZ

Вот и ещё один рассказец из старых, думаю на сегодня хватит :-))


Канадские гуси, утки, зайцы, кролики и пр. Охота, одним словом.


У Сэма сгорел сарай:Очень даже просто сгорел. Сэм чистил печку и складывал пепел в металлическое ведёрко, а ведёрко потом высыпал на мусорную кучу рядом с сараем. В ведёрке оказались непрогоревшие угли, на улице был ветер, а поленница с дровами была совсем рядом с кучей. Дальше всё понятно: Да и Бог с ним, с сараем то, (там всё равно один хлам валялся, да старая мебель) если бы не одно обстоятельство - в сарае был сейф, а в сейфе Сэм держал охотничье оружие. На своё счастье намедни он вечером приехал усталый с охоты и не успел поставить "Винчестер" 22 калибра в ящик. Вот он то и остался жив, а дробовик, патроны, снаряжение и много нужных и полезных для охоты вещей приказали долго жить вместе с сараем.

И всё бы ничего, если бы это произошло не осенью, тогда было бы время поездить и поискать что-то более подходящее по цене, чем умопомрачительные "Кольты", "Ремингтоны" и "Винчестеры". Ну, хотя бы из "секенд-хенда". Но неприятность пришлась именно на открытие сезона на утку и гуся и пришлось нам в срочном порядке (Сэм обратился ко мне за помощью) ехать в большой охотничий магазин за 160 километров и искать, что ни будь подходящее по цене и, конечно же, по качеству. Оружия в Зеландии много и разного. Я уже как-то рассказывал про это. Мне иногда в магазинах попадались уникальные стволы, достойные своим преклонным возрастом занять место в музее или возле камина на стене рядом со шкурами. Все они продавались и находились в работоспособном состоянии. Как то раз я увидел в Окланде даже кремниевую курковую шомполовку (шомполку!?), а рядом (честное слово не вру!) американскую десантную М-16 и родной АКМ. Но, правда, на автоматическое оружие, а также на пистолеты, нужно какое то специальное разрешение для покупки и хранения. Всё у меня никак не получается и не хватает времени закончить большой рассказ со многими отступлениями именно про охоту, законы, оружие, зверей и лицензии в Зеландии.

В городе, куда мы с Сэмом приехали, было два магазина. В одном продавались только новые дробовики и карабины, способные своей ценой довести любого охотника до инфаркта, а в другом стоял вполне приличный "секенд-хенд" и несколько новых помповиков и автоматов. Три новые пятизарядные автомата 12 калибра с виду хорошо исполненные, с ореховыми прикладами и по вполне доступной цене, оказались производства Турции, и мы сразу же потеряли к ним интерес. А два подержанных "Ремингтона", две вертикалки с серебряными фрагментами и новый помповый "Винчестер" были примерно в одной цене. Не нравилось мне, правда, то, что у "Винчестера" и у одного из "Ремингтонов" цевьё и приклады были из чёрного пластика. Мы утомили владельца магазинчика в течение двух часов перебирая все ружья и не зная на чём остановиться. В конце концов, решив, что новое это всегда новое, решили брать "Винчестер". Помпа,12 калибр,5 патронов в магазине. Кроме этого, внимательно прочитав технический паспорт ружья, убедились, что оно собрано в самой, что ни на есть настоящей Америке, что подтверждалось и стоящим на стволе клеймом завода. Ружьё было длинное, относительно лёгкое, простое в обращении и как оказалось в дальнейшем, с точным боем и не очень сильной отдачей. Кроме этого лично для меня было новинкой то, что на дульном срезе была резьба и в комплект продажи входили три "чока" различной сверловки, которые вкручивались в ствол и предназначались каждая для своего вида дичи. Для крупных копытных, уток и гусей и для мелкого зверя. Вполне допускаю, что называется это как то по-другому, но я, занимаясь охотой много лет впервые сталкивался с подобной моделью охотничьего дробовика.

Кроме этого Сэм купил несколько пачек патронов и чехол. Сумма общей покупки превысила лимит по отпущенным деньгам и значительно перевалила за штуку. Встреча дома с женой Сэма грозила для нас небольшими осложнениями в отношениях наших и наших отношениях с охотой, и тогда обнаглев, мы попросили хозяина магазина о скидках, напомнив при этом, что все прошлые ружья, покупались у него и что в дальнейшем мы торжественно обязуемся приезжать только в его магазин. Скидки нам были предоставлены в размере 10 процентов от общей стоимости и, заплатив в общем 1165 кивиков, мы нагруженные пакетами покинули магазин.

Домой приехали поздно и как ни хотелось нам немедленно опробовать новое приобретение, пришлось отложить всё до следующего дня. Но на следующий день не сложилось с погодой, потом был занят я, потом у Сэма в кафе была напряженка: Выбраться нам удалось только в следующую пятницу. До этого дня ружьё так и пролежало в магазинной упаковке, Сэм без меня не хотел его собирать и проверять. Тут надо сделать, как мне кажется, небольшое отступление и пояснить кое что.

Дело в том, что охотиться Сэм стал относительно недавно, опыта охоты не имел совершенно и при всём большом выборе дичи и видов охот в регионе, ограничивался стрельбой из автоматического карабина 22 калибра по надоедавшим его огороду разным мелким птицам, постреливал из под фары кроликов в окрестностях городка, иногда выезжал на утку и мечтал о том дне, когда он станет настоящим охотником и поедет за крупной дичью. Правда, в прошлом году он где то с кем то на озёрах подстрелил крупного гуся, чудесно приготовил его в духовке и пригласил нас с Оксаной на вечер. Гусь помнится, был жирный, удался на славу и я буквально обожрался мяса запивая его необычайно вкусным красным вином из южно-африканской страны. В пятницу выбрались только под вечер. У нас в горах быстро темнеет, особенно зимой в июне, так что уже часов в 6 вечера полная темень. Не на что, особо не рассчитывая, проехались по берегам большого озера Бенморе в 20 км. от города. Утки было много, но уже видимо учёная она сидела в основном метрах в 200-250 от берега. Гуся не было. Напрасно я останавливался и шарил стареньким биноклем (привезенным ещё с Севера много лет назад) по протокам и небольшим заливам озера. В одном месте увидел сидящую метрах в 50 от отмели небольшую стайку "райских уток". Накинув камуфляжку и засунув в магазин "Винчестера" три патрона я потихонечку выскользнул из машины и, пригнувшись насколько было можно постарался подкрасться к уткам как можно ближе. Хотелось опробовать ружьё по настоящему - по дичи, а не стрелять по уже опустевшим банкам из под пива. Тем более, что Сэм право первого выстрела из новопокупки предоставил мне, как проявившему большую заботу в этом деле и в деле убеждения жены Сэма по имени Дон, что мы купили самое что ни на есть распрекрасное ружьё и теперь будем с дичью постоянно. Сделаю ещё одно небольшое отступление и скажу, что во первых Дон совершенно не любит дичь, а во вторых - Дон и Сэм являются хозяевами небольшого, но уютного и популярного в городке "Корнер-кафе" с хорошей мясной и рыбной кухней. Так что если по поводу дичи, то :

Да, так вот: Добраться до уток мне не удалось. Дорогу пересекала обширная заболоченная луговина, а обут я был в стареньких кроссовках и влазить в холодную воду как то не имел желания. Тем более, что утки вдруг закрякали, подняли головы и спринтерским темпом начали удаляться от берега. Я оглянулся. Сэм стоял в полный рост недалеко сзади от меня в ярко зелёном флисе почти до колен (призванном, наверное, изображать камуфляж) и смотрел в сторону уток через оптический прицел своего карабина. "- Ну и ладно! - подумал я - А то как бы мы потом её оттуда доставали!? Пускай плавают!"

Темнело быстро. Мы включили фары и потихонечку порулили по густой и высокой траве уже без дороги в сторону от озера. До закрытия охоты оставалось ещё полтора часа, небо было чистое, и я надеялся на вечерний перелёт. Действительно, и справа и слева от машины довольно часто проносились парами кряквы и серые утки, но высоко и на приличной скорости. Решили проехать ещё с километр, постоять немного на берегу реки и разворачиваться домой. Выехали на грунтовку, ведущую к старому кемпингу и только свернули за ближайший холм, как в свете фар буквально из под колёс в разные стороны брызнули штук пять кроликов:

Кролики, это не только ценный мех, но и : Это уже где то было! Пять лет назад я с успехом употреблял их в пищу поджаренными вместе с луговыми шампиньонами на противне да ещё и всех приятелей-альпинистов живущих в Маунт Куковском кемпинге снабжал. Но относительно недавно, фермеры измученные постоянной борьбой с этим зверьком, который так неосторожно был привезен из Австралии, расплодился и пожирал всё зелёное подряд, завезли в страну специальный вирус. Вирус действовал избирательно и только на кроликов. Есть их стало нельзя и даже собак кормить мясом стало возможно только после трёхдневной морозилки. Во всех крупных местах обитания кроликов были вывешены соответствующие предупреждающие плакаты и : зверьки превратились в объект развлечения. Кроме вируса, травленой морковки, собак и фермеров, любой у кого было разрешение и оружие выезжал пострелять по живым мишеням просто так от нечего делать, оставляя тушки на месте на радость разным пернатым хищникам. Я понимаю, что это вредители, но как то меня лично от такой вот "охоты" воротит. У меня уже был печальный опыт "спортивных" охот года 4 назад, когда приятели пригласили пострелять по кенгуру ( мол - тоже вредители ) и я в тумане и в азарте вогнал три пули в самку, в сумке у которой оказался маленький кенгурёнок : После этого я не мог смотреть на ружьё несколько лет, поклялся себе никогда не стрелять зверя просто так и опять охотиться стал вот только этой осенью. Но прежнего азарта, который толкал меня месить снег лыжами по Тюменской области при 40 градусных морозах или мотаться по болотам по пояс в воде на Украине или в Белоруссии, уже не было. Или может быть уже пока ещё не было...

Кроликов мы проводили глазами даже не сделав ни одного движения в их сторону. Я уже думал, что мы и сегодня ни разу не попробуем выстрелить, когда вдруг в высокой траве мелькнула серо-рыжая спинка и длинные уши. А чуть подальше и вторая. Зайцы! Остановив машину я выскочил из за руля на ходу заталкивая патроны в магазин "Винчестера", Сэм рванул дверцу, следом клацая затвором своего карабина. Это не кролики, это совершенно большие, здоровые, не подверженные никаким "кролячим" вирусам и вкусные в сметане зайцы. Передёрнув помповик я "короткими перебежками" направился, как мне показалось, в нужную сторону. Сэм остался немного позади и справа. Высокая трава не позволяла хорошо видеть зверьков и они с успехом этим пользовались - пробежав по траве с десяток метров делали высокий прыжок вверх, оценивали ситуацию и меняли направление при опасности. - Очень умные!- крикнул мне Сэм, указывая на мелькающую спинку и уши значительно левее того места, куда я направлялся. В этот момент заяц выскочил на небольшой холм и замелькал прямо от меня среди колючих кустов шиповника. До него было метров 50 и я, не задумываясь, нажал курок, целясь по ушам. Дробь свистнула прямо над головой, заяц прижал уши к спине и включил пятую передачу. Второй раз я стрелял практически уже не видя зверька. Вдруг Сэм тихонько свистнул, указывая в противоположную сторону. Я развернулся и в тот же момент прямо у меня из под ног выскочил здоровенный зайчина и рванул вниз по склону. Естественно, что от неожиданности я благополучно промазал в третий раз. По старой привычке собрал стреляные гильзы, хотел положить их в карман, но, вспомнив, что никто из охотников на острове практически никогда не заряжает сам патроны, засунул их в ближайшую кроличью нору. Всё покупается в магазине, за исключением того, что некоторые заряжают сами патроны для спортивной стрельбы по тарелкам. Ну что же, начало было положено и ружьё так сказать "обкатано". Мне понравилось всё - несильная отдача, хорошая кучность, лёгкость в перезарядке и обращении, вентилируемая планка и внешний вид тоже. Я не замедлил сообщить об этом Сэму, его смуглая физиономия расплылась в довольной улыбке и он тут же рассказал, что пару дней назад выдержал настоящую атаку Дон, доказывая преимущества пластикового приклада - но у нового "Винчестера", чем красивого и деревянного - но "неперворучного" или турецкого оружия. Стемнело совсем. От озера принесло свежий вечерний ветерок и сразу стало прохладно. Мы переглянулись, кивнули друг другу и я развернул колёса в сторону дома. Сэм, правда, пытался пару раз стрелять на ходу из под фар, но из идущего на приличной скорости по грунтовой дороге "Джипа", попасть можно было разве что в "белый свет".

Прошло несколько дней. Я тщательно изучал правила охоты на пернатую дичь, регионы, открытые для охоты, количество, разрешенное для отстрела и т. д. В основном правила не принесли ничего нового, но вот некоторые особенности здорово удивили меня. Перечислю кое что. Понятно, что нельзя охотиться с моторной лодки, а только с вёсельной. Требовалось разрешение фермеров для охоты на их территориях, в особенности в период окота скота.. Кое где нельзя было применять токсичную дробь. Нельзя использовать на охоте непривитых собак, а кое где вообще нельзя. На охоте по перу можно было применять только дробовые ружья. Чужие охотничьи шалашики или скрадки можно занимать только после 10 утра, если там нет хозяина.: Ну и так далее. Всё вполне понятно и объективно. Удивили в правилах в первую очередь нормы отстрела и время, разрешенное для стрельбы. Остановлюсь коротко только на этом, потому как обещаю, в конце концов, родить большой и красивый рассказ об "особенностях национальной охоты" в Новой Зеландии. Вот, например - охотиться на утку можно только до 6.30 вечера и дневная норма отстрела (например, кряквы) 50 (!) штук. На канадского гуся охотиться можно круглые сутки и лимита по отстрелу вообще нет, а охота на серую утку категорически запрещена повсеместно и в течение всего сезона. Кроме этого в разных регионах лимит отстрела тоже разный.

В тех же правилах я вычитал, что оказывается можно охотиться и не фазана, да и ещё кое на какую другую пернатую "сухопутную" дичь. Но она водится далеко на фермерских территориях, необходима собака, надо спрашивать разрешения хозяев, рано вставать, далеко ехать: Различная неприятная морока, портящая всё удовольствие от охоты. Хотя как вспомню однажды внезапно - ошеломляющий взлёт двух золотых красавцев петухов на утренней зорьке в предгорьях Квинстауна, так готов и вставать когда надо, и ехать куда угодно, и самому собакой охотничьей стать: Прошло пару дней. Установилась сухая, солнечная, с небольшим морозцем по ночам, погода. Вечерами в сумерках воздух аж гремел от гусиного гогота и свиста упругих крыльев. Гуся было много. Косяк плотно шел за косяком, я выскакивал во двор и до рези в глазах всматривался в темнеющее небо пытался сосчитать хотя бы примерно сколько и в какую сторону пошли. Наш дом стоит немного на отшибе и вроде как в стороне от центральных улиц городка, кроме того, по прямой ближе до воды, вот гуси, минуя шумный центр и особо не стесняясь, валили прямо над нашей крышей. Не выдержал и позвонил Сэму. Договорились на завтра. Я с трудом дождался 4 часов, и уже полностью собранный то и дело выбегая на крыльцо выглядывая тёмно зелёный Сэмов внедорожник. Тот опоздал на полчаса, коротко извинился, мы закинули вещи на заднее сидение, я пристроил на панель бинокль и прыгнул за руль. Сэм всегда сам отдавал мне штурвал, когда мы охотились вместе. Это стало небольшой своеобразной традицией наших охот. Вдавливая в пол педаль газа тяжелой машины, я рассказывал Сэму, сколько стай прошло вчера над моим домом и сколько в каждой стае было гусей, и какие они были жирные эти гуси. По мере того как я рассказывал, тёмные Сэмовы глаза всё больше и больше загорались красным, он ёрзал по сидению, потирал руки и постоянно восклицал: " - О-о! Мэн!". Мы незаметно оставили позади себя километров 30, свернули налево на дорогу, ведущую в Национальный парк Маунт Кук, выехали на берег озера с маорийским названием Пукаки и остановились пораженные:

Гуся было не просто много - его было невозможно много! Я даже на Севере, в мои лучшие годы, охотясь на диких таёжных озёрах, не видел такого скопления дичи. Сэм попытался сосчитать, но сбился на второй сотне. Несколько больших стай канадских гусей плавно покачивались на небольших волнах метрах в десяти от берега, негромко гоготали, грациозно опускали головы в воду и казалось не обращали на нас ни малейшего внимания. Но это только казалось. От дороги до каменистого берега озера было метров 30 непроходимого буша, да ещё метров 10 воды. Как только машина замедлила скорость, приближаясь к самой первой стае, незамеченные нами раньше, сидящие на берегу четыре крупных гуся как то по особенному "гагакнули". Мгновенно мирный гомон стих, гуси оторвались от всех своих дел и одновременно повернули к нам длинные шеи. При этом как то вроде незаметно, но полоса воды между гусями и берегом медленно становилась всё шире и шире. Мы остановились, я взял бинокль и встал на подножку машины. В 12 кратную оптику чётко было видно, как словно по команде гуси развернулись и мощно заработали лапами. Сэм схватился было открывать чехол с "Винчестером", но пока он непослушными от восхищения руками запихивал патроны с крупной дробью в патронник, гуси успели отплыть на вполне безопасное расстояние и издеваясь погогатывали в нашу сторону. Теперь между нами было значительно больше сотни метров - расстояние нереальное даже для хорошего дробовика. Самое интересное заключалось в том, что гуси как будто знали и были полностью уверены, что нам их не достать. В бинокль хорошо было видно, как некоторые вообще перестали обращать на нас внимание и начали опять что то вылавливать на далеко вдающейся в озеро косе. Сэм не выдержал. Бросив на заднее сидение бесполезный дробовик, он достал автоматическую винтовку, быстро затолкал в приёмник штук 5 патронов, поправил оптический прицел и, распрямившись, развернулся от машины к воде. Я не поверил своим глазам! Неторопливо плавающие гуси замерли, разом замолчали и вдруг громко хлопая крыльями и истерически гогоча, кинулись на взлёт прочь от нас. Я бы и с 50 метров не различил бы, чего там, в руках у охотника - дробовик или карабин, а тут вот какая история! Не зря же говорят, что гусь входит в число самых умных птиц планеты. А ведь между нами расстояние было очень приличное! Индийская кровь взыграла в Сэме, он ринулся вниз от машины к озеру, перепрыгнул через ограду фермерских территорий даже не коснувшись колючки ни одной частью тела и врезавшись в буш, пропал из виду. Секундой позже звонко щёлкнул выстрел, потом два подряд, потом ещё один: Гуси были уже на крыле и я как будто сам видел, как крестик восьмикратного прицела мечется по скользящим на фоне вечернего неба тёмным силуэтам, дёргается затвор, выплёвывая золотистые гильзы и впустую уходят в воздух дорогостоящие пули фирменного "Винчестера". Я улыбнулся и спрятал бинокль в чехол. Охота на сегодня была закончена. Растянувшись огромной тёмной дугой гусиные стаи, плавно разворачиваясь, уходили в сторону гор к зеленеющим пастбищам парка Глинтена. Из кустов шиповника и "мата-гари" вылез запыхавшийся Сэм с поцарапанной щекой и, пытаясь скрыть смущение пробормотал: "- Так ведь далеко как были!". Что бы не расстраивать его ещё больше, я забыл ему напомнить, что охотиться на пернатую дичь можно только с применением гладкоствольного оружия.

У нас оставалось ещё минут 40 - 45 светлого времени и хоть я был полностью настроен ехать домой, Сэм уговорил меня проехать ещё немного в сторону Глинтены и посмотреть, может хоть одна из стай соблазнилась такими зелёными на вид и удобными для ночёвки лугами глинтеновского парка. Не на что, особо не надеясь, я, завёл мотор и мы потихонечку поехали по дороге, внимательно вглядываясь в высокую траву и мелкие озерца справа и слева от машины. Смотреть и рулить одновременно было не очень удобно, поэтому я попросил Сэма быть повнимательнее на обочинах, а сам полностью сосредоточился на дороге. Километров через 5 мы увидели справа фермера загружающего рулоны с сеном в кузов небольшого грузовичка. Следуя правилам вежливости, подъехали, обменялись рукопожатиями и спросили не видел ли он недалеко недавно пролетающих гусей. Мужичёк, одетый в грубую клетчатую шерстяную робу, хитро сплюнул, отклеил от губы самокрутку и, мотнув головой в сторону ближайшего кустарника сообщил, что вот только минут 10 как стая села, да большая - темно было от крыльев, как садилась. Вручив как презент всегда имеющуюся для таких дел пару пива, мы, не теряя времени, рванули в указанном направлении. Примерно через километр дорога поворачивала вправо, плавно огибая довольно сильно заросший кустарником кусок заболоченного луга. И тут Сэм странно зашипел и стал плавно сползать с сидения неотрывно глядя в одну точку. Я, было, испугался - ну мало ли чего, не выдержал нервной нагрузки, переволновался, плохо стало. Да мало ли бывает чего и я стал тормозить, сворачивая на обочину. Из нечленораздельного Сэмового шипения сформировалось что то похожее на: " - Они:, они:" и когда я повернулся в сторону его взгляда, мне тоже вдруг резко захотелось сползти с сидения и сделаться как можно меньше видимым. В 15 метрах от машины, на большой зелёной заболоченной луговине, между зарослями "мата-гари" и шиповника, сидела громадная стая канадских гусей и в упор вопросительно смотрела на нас. " - Сейчас главное не останавливать машину !" - была единственная мысль, посетившая меня в тот момент. Я убрал ногу с тормоза, Сэм перестал шипеть и мы стали медленно набирать скорость, катясь под уклон. Метров через 300, когда кустарник окончательно спрятал нас от стаи, мы остановились, перевели дух, посмотрели друг на друга и решили проехать ещё раз. Я набрал километров 60 скорости и смотрел прямо перед собой, боясь сглазить птицу, а Сэм, скорчившись на сидении наполглаза посматривал в боковое окно. "- Сидят!" - прошептал он . Тут уж и меня проняло, аж во рту пересохло. Протянув ещё метров 200 я остановил машину, заглушил движок и вопросительно посмотрел на Сэма. Тот ответил вполне понимающим взглядом, открыл заднюю дверь, достал помповик и протянул мне горсть разноцветных патронов. Я слегка подрагивающими руками выбрал 5 штук с самой крупной дробью, три засунул в патронник, а два в карман. Передёрнул цевьё, проверил предохранитель, снял куртку и остался в одной коричнево-зелёной камуфляжной футболке с рисунками дубового леса. Мы даже не разговаривали, просто показал Сэму в какую сторону ему идти и каким темпом . Я же срезая угол и двигаясь зигзагом, сильно пригнулся и старался пробираться вперёд двигаясь только в тени кустарника. Я прекрасно понимал, что гуси обнаружат меня значительно раньше, чем я их увижу, но надеялся на то, что идущий более короткой дорогой Сэм спугнёт их и они, может быть, налетят на меня. Но получилось по-другому. Хоть я и считал шаги и знал примерно на каком расстоянии от стаи мы остановились, встреча произошла неожиданно. Гуси оказались ближе, чем я ожидал. И когда я в очередной раз, почти распластавшись среди овечьего дерьма и мокрой колючей травы, выглянул из за куста, то увидел настороженно повёрнутые в мою сторону головы метрах в 30 от себя. Я сделал почти невозможное - подкрался посуху к гусиной стае, которую спугивали за последний час дважды, на расстояние верного выстрела. Судя по всему, гуси меня не видели. Но они чувствовали опасность и пытались рассмотреть её в густом кустарнике. Опустившись на колени в болотную жижу, я осторожно просунул ствол через густое сплетение веток, нашел мушкой ближнего ко мне крупного гуся, плавно положил палец на курок и : И тут мне стало стыдно и неуютно. Всё было по правилам и всё равно - как то не совсем честно было стрелять по сидячим. Охотиться перехотелось и я уже хотел было встать и хлопнуть в ладоши, представляя какой поднимется переполох, как вдруг ситуация изменилась. Мне хорошо было видно как вдруг как по команде гуси повернули головы вправо и тревожно гогоча, стали двигаться к краю поляны, собираясь взлететь. Справа от меня послышался осторожный треск веток - Сэм подоспел как никогда вовремя. Гуси загоготали громче, захлопали крыльями, сбились в кучу, потом вдруг пропали в высокой траве: Я опять поймал на мушку ближнего ко мне здоровенного гуся, повёл, плотнее вжал приклад в плечо и надавил спуск. Ружьё молчало. Я надавил сильнее. Тот же результат. Ситуации глупее на охоте быть не может - я просто забыл снять предохранитель, который при перезарядке помпы сам становится в безопасное положение. Справа боковым зрением метрах в 15 от меня я уже видел подкрадывающийся силуэт Сэма. Гуси отрывались от земли, оставались секунды, расстояние быстро увеличивалось, надо было стрелять: Я сбросил предохранитель, не поднимаясь с колен, кинул ружьё к плечу и понял, что : стрелять поздно. Стая уходила. Сэм, услышав гогот и хлопанье крыльев быстро присел и стал совсем невидимым за кустом шиповника - мои уроки таки не прошли даром. Я же так и не поднимаясь с колен, смотрел вслед стае с самыми разнообразными чувствами в душе. И тут случилось чудо. Я не знаю, что повлияло на такое решение, может быть просто ошибка вожака, может что то впереди показалось гусям подозрительным, но только стая вдруг резко повернула вправо и плавно разворачиваясь, пошла прямо на меня. Шестьдесят метров, сорок, тридцать: пора! Резко выпрямляюсь, секунду смотрю как гуси, словно наткнувшись на стенку, пытаются судорожно развернуться, вскидываю ружьё, ловлю на мушку тёмный силуэт и по всем правилам жму курок. Грохот выстрела, вылетает куда то в кусты дымящаяся гильза, дёргаю цевьё, ещё выстрел : Тут уж всё по правилам! Опускаю ружьё и вижу как неудержимо падает метрах в 20 от меня здоровенный гусь, пробивает кустарник и, дёрнувшись два раза, распластавшись, замирает на мокрой траве.

Сзади раздаётся треск кустарника, звук рвущейся одежды и на поляну матерясь сквозь зубы, выбегает Сэм, на ходу придерживая разодранный острыми шипами "мата-гари" рукав флиса. Для справки: "мата-гари" - древовидный куст, растущий в основном в предгорьях и горных районах Новой Зеландии, часто разрастающийся до сплошных непроходимых зарослей, отличается бедным лиственным покровом и обилием чрезвычайно крепких, длинных и острых (до 5 см.) одеревеневших шипов.

Увидев гуся, Сэм останавливается, громко восклицает: " - О-о! Мен!", его смуглое лицо расплывается в откровенной белозубой улыбке и он суёт мне правую руку, скороговоркой повторяя: "- Конгрецулейшинс, конгрецулейшинс!". Сэм радовался так откровенно, как будто это он, а не я добыл такой желанный трофей. Я поднял гуся на вытянутой руке - он тянул не меньше 8 килограмм, хотя это только моё предположение, на самом деле по настоящему мы потом его просто забыли взвесить. Потом я внимательно осмотрел птицу. Дробь легла очень кучно, не оставляя никаких шансов. Добравшись до машины, я попросил Сэма сфотографировать меня на фоне вечернего Маунт Кука. Он сделал несколько кадров цифровиком, как оказалось потом не очень удачных и тёмных. Пришлось отправлять их приятелю Сергею, большому специалисту в области фотографий и компьютеров, и просить что бы он привёл их в более-менее нормальную кондицию.

По дороге домой сделали круг по соседним фермерским территориям и я по просьбе Сэма подстрелил ему из винтовки 3 - х кроликов. У Сэма дома живут две кошки, которые с удовольствием употребляют кроличье мясо вместо "Вискаса".

Совсем стемнело, впереди среди тёмных холмов словно горсть угольков от костра блестели огоньки Твайзела - до городка оставалось всего километров пять и мы уже предвкушали как вернёмся с победой и на радостях изопьём чего ни будь вкусного. Кроме этого надо было как можно быстрее обработать дичь, вымочить и замариновать мясо - я решил пригласить Сэма и Дон "на гуся" как сделали они в прошлом году. Напоследок подумали, а не сделать ли нам ещё один кружочек по объездной дороге и не проверить ли небольшое неглубокое озерцо, протянувшееся полуподковой совсем рядом с окрестностями городка. Спускаясь с холма, я выключил свет фар, но это не помогло. Почти в полной темноте через открытые окна машины до нас донеслись встревоженный гогот, всплески воды, хлопанье сильных крыльев и через несколько секунд, совсем уже неразличимые в темноте, гуси развернулись к Дальним озёрам. Тем не менее, мы осторожно спустились почти к самой воде, просто так, ни про какую охоту уже и не думая. Было бы наивно полагать, что на озере ещё кто то остался, гусь это же не кряква, которая может затаиться под самым носом охотника и терпеть до последнего. Гусь если уходит, то уходит весь вместе.

Но всё же на озере кто то остался. Совсем близко от нас происходило какое то движение, слышался лёгкий плеск воды, шорох крыльев, другие посторонние звуки хорошо различимые в совершенно неподвижной тишине вечера. Может нет правил без исключений?! Еле - еле различимые на тёмной воде, ещё более тёмные, слева от нас плавно передвигались несколько чёрных силуэтов. Ну, просто очень чёрных. Нас не разделяло и десятка метров. И озеро в этом месте было совсем мелкое - всего по колено будет, а у Сэма в машине есть болотные сапоги: Так что если что: Я потихоньку открыл дверцу, вытащил ружьё, передёрнул цевьё и вопросительно кивнул Сэму. Он отрицательно мотнул головой - ну не стрелялось ему сегодня.

Под прикрытием ивняка, которым изобиловали берега озера, я подкрался к самой воде, присел, тихонько снял предохранитель, осторожно поднял ствол, положил палец на спусковой крючок, затаил дыхание:

Чёрные силуэты медленно двигались в мою сторону: И тут я всё понял. Щёлкнул предохранителем, прислонил "Винчестер" к стволу ивы, засмеявшись, поднялся во весь рост и хлопнул в ладоши. Силуэты на секунду остановились, а потом, не торопясь, двинулись параллельно берегу всего метрах в трёх - четырёх от меня. А слева медленно плыла ещё пара, а вон там справа ещё две. Грациозные движения, длинные красивые шеи - чёрные лебеди! Лебеди не бояться людей, я много раз был свидетелем того, как лебеди буквально клянчили хлеб из рук у туристов на озёрах в Ванаке, Квинстауне или на Таупо. Да и сам не раз кормил красивых чёрных птиц печеньем прями с ладони. Люди ведь не стреляют в лебедей, хотя это и разрешено охотничьими законами в Новой Зеландии. Ну, у какого, скажите, подлеца хватит совести поднять руку эту птицу?! Хотя, наверное, правильно приготовленные они должны быть вкусны, не зря же лебедь являлся непременным атрибутом царских пиров.

Лебеди моногамы. Пара живёт вместе всю свою жизнь. И если случайно погибает один, то другой не выдержав разлуки, погибает тоже. Так пишут умные книги.

Напряжение спало. Пришла лёгкая приятная усталость, чувство умиротворённости и спокойствия посетило нас с Сэмом. Мы постояли несколько минут глядя вслед уплывающим птицам, свернули по сигарете, молча подымили в темноте, потом завели машину и уже через десять минут сворачивали ко мне во двор. Оксана с мамой добрых два часа ошпаривали кипятком, ощипывали и потрошили гуся. При этом они немного ругались и намекали на то, что рыбак сам всегда чистит рыбу, а охотник сам обрабатывает дичь. На ночь поставили целиком вымачиваться в ведре, добавив в воду немного уксуса. На следующий день была суббота, Дон с Сэмом, к сожалению, не смогли придти, но приехали наши знакомые из под Крайсчёрча и мы чудесно запекли гуся в духовке с кашей в яблоках и пиве. Получилось вкусно и здорово!

P.S. Однажды в мае, проезжая по делам по фермерским территориям ближе к Югу, где то в районах близких к Данидину, я увидел вдалеке большую стаю канадских гусей сидящих вперемешку с утками на недавно вспаханном участке поля. На фоне тёмной стаи резко выделялось белое пятно. В бинокль хорошо было видно, как совершенно как дикий, ковыряясь клювом в земле, по пашне бродил настоящий бело - серый домашний гусь. Как только я вышел из машины, стая тяжело снялась с места и вместе с ними разогнался и взлетел белый гусь. Может быть, чуточку не так уверенно, а может мне это просто показалось, но Мартин держался как свой и даже занял место где то в середине стаи. Я долго смотрел им вслед и думал про сказки, которые иногда претворяются в жизнь.

2002 год.












------------------
«BR»Best regards !«BR» «BR»VLAD (Vladimir) Fomin«BR» «BR»Туристическая Компания "ROCK WOLF & Co."«BR»Путешествия по Новой Зеландии, индивидуальные и групповые туры, горные виды туризма, экстрим, охоты, рыбалки.«BR» «BR»E-mail : vlad.mtcook@xtra.co.nz«BR» «A HREF="http://vlad-nz.aorakiadventure.co.nz" TARGET=_blank»http://vlad-nz.aorakiadventure.co.nz«/A» «A HREF="http://www.aorakiadventure.co.nz" TARGET=_blank»www.aorakiadventure.co.nz«/A» «BR» «BR»