Случай с уткой.

Кирюха

во время чаепития раздался телефонный звонок. Говорил Триша: 'Карпов согласен ехать; - развеселился, загорячился и назначил Ильичев разъезд. Послезавтра с вечерним артзамасским поездом выезжаем'.
И так, мы едем с Карповым, - с опытным охотником, рассказы об удачных выстрелах которого на баснословно далеких расстояниях, вызывали у меня удивление. Тут же я решил не горячиться во время охоты чтобы не ударить лицом в грязь. Триша сам для себя принял то же решение, т.к. утром, когда мы вошли в моховое болото (с мелким уже раздетым березняком), он подмигнул мне, улыбнулся и тихонько сказал: 'ну держись, Кирюха, помни, что мы представляем общество, уже известное в охотничьих кругах'.
Случай показать свои выстрелы скоро подвернулся: в трех шагах от меня поднялись куропатки; я выстрелил и одна из них еще сохранившая местами буро-желтые пятна, была моя. Через 5 минут Триша тоже убил куропатку.
'Вытаптывание' боровой и болотной дичи не является настоящей охотой и поэтому Карпов повел нас в Тюрвищи - на большие озера, где по его выражению, уток - 'черным черно'.
Странная эта местность - думал я оглядываясь по сторонам. До чего унылый пейзаж! Болота, равнины с отдаленными холмами, оголенные, черные деревни.
'Тебе, вероятно, кажется странным и тоскливым этот пейзаж? - спросил Александр Александрович. - Да! Здесь уже не Подмосковье, ведь это древний, еще дославянский Мещерский край. Природа здесь однообразна, ноне безразлична и действует на меня освежающе'.
С трудом шагая по бесконечным болотам мы добрались до Тюрвищ только к полудню. Не без усилий достали двух подсадных уток и заверили хозяина, что утки будут безусловно целы, отправились к лодкам.
Непосредственно за деревней начиналось плоское озеро, зарощенное камышами, с темно коричневой торфяной водой. Топкие низкие березы, черные колья плетней, устроенные рыболовами и, наконец, долбленные валкие лодки-одновеселки-опять также показались мне необычными. Наш план был таков: объехать как можно дальше от деревни и сегодня же устроить шалаши с тем, чтобы утром начать охоту. Конечно, осенняя охота с подсадной уткой далеко не так интересна и добычлива как весной, ибо осенью селезни совершенно спокойны и к крякуше может подсесть лишь случайная утка - ради компании. Однако при таком обилии дичи наш план все таки мог увенчаться успехом. При посадке в лодку к нам привязался сынишка хозяина. Отказывать ему мы не стали, тем более, что он обещал провести нас сквозь водные лабиринты к самым интересным местам.
Вечер ознаменовался новой моей победой: - убил случайно подсевшего чирка, - а после этого и, вдобавок, после второй рюмочки и приятных бесед у костра, настроение стало легким и радостным. Заночевали в копне сена, а когда захолодало и потянул ветерок - первый признак грядущего утра -встали и наскоро закусили.
Нас было трое охотников, а уток было только две; поэтому лишь кто-то один мог быть счастливчиком и охотиться с уткой монопольно.
Бросили жребий. Я выиграл и, естественно, был доволен этим. Но если бы я знал тогда, какие огорчения принесет мне эта утка не далее как через час после розыгрыша!
Триша и Карпов погрузились в лодку и уехали, а я посадил утку на кружок и забрался в шалаш. Начало светать; воздух наполнился шорохами, плесками и хлопаньем крыльев. То пробуждалась вода. На утиной охоте из шалаша я был в первый раз. Поэтому все казалось новым и интересным. С затаенным дыханием я следил за уткой и прислушивался к учащавшимся крикам птиц. Рядом со мной спокойно посапывал уже заснувший мальчишка.
Вначале утка вела себя совершенно спокойно: сидела нахохлившись на кружке, обиралась, а когда движение на озере усилилось - тихонько крякнула и спрыгнула в воду.
Теперь она уже плавала, описывая круги у колка настолько, насколько позволяла веревка. Но вот в серой дымке тумана пролетела одна утка, другая, затем в воду села целая стайка, и, наконец, издалека (быть может с противоположного берега) раздалось первое звучное кряканье.
Этот крик оказал на мою утку какое-то магическое влияние. Тотчас же она ответила громким и частым кряканьем и стала рваться на привязи. Движения ее были резки, порывисты, беспокойны. Она захлопала крыльями и поднявшись в воздух, но натянувшиеся веревка заставила ее шлепнуться в воду. Однако это не остановило утку: - снова и снова она поднималась в воздух и перекосившись, с оттянутой лапкой ' летела на месте'. 'Не уйдешь' - думал я следя за веревочкой. Но вот она опять поднялась в воздух и я уже привычным глазом отсчитал предел ее удаления от колка. Но что это значит? Утка достигла предела, но расстояние между ней и колком все возрастает, возрастает неестественным, 'роковым' образом. Боже мой! Утка оторвалась, улетела в самом начале охоты. Погибла вся моя утиная охота, нарушено обещание хозяину и кроме того - я по мальчишески оскандалился перед Карповым.
Взволнованный я выскочил из шалаша , растолкал мальчишку и бросился искать утку хотя это предприятие и было совершенно безнадежным. Но такова человеческая психология, что после неожиданного происшествия , потрясения - ищешь активных действий хочешь поправить заведомо непоправимое.
Мы сели в лодку и поплыли по бесконечным камышам, вспугивая стаи уток. Через час или полтора, когда уже высоко поднялось солнце, энергия моя выдохлась.
Решив не мешать Трише и Карпову, я остался на своем острове и стал стрелять по пролетавшим стаям.
Но нарушенное равновесие не скоро восстанавливается: я 'пуделял' и ' пуделял' до тех пор пока запас патронов не истощился. С противоположного берега раздалось только два выстрела, но зато какими значительными они казались мне.
В 11 часов я решил, что пора кончать охоту и стал звать Тришу и Карпова. Наконец на водной глади показалась лодка, а когда она приблизилась к берегу то я увидел на носу ее селезня с красными лапками и головой повернутой влево. В плетеной корзинке покрякивала подсадная.
В коротких словах я рассказал о случившемся, причем и Триша и Карпов выказали удивление и сочувствие; посажалели. Что во время не осмотрели веревку (которая, очевидно, сопрела) и добродушно посмеялись над моим бесплодными выстрелами.
Через час или полтора мы были уже в деревне. Рассказали хозяину о пропаже, извинились и возместили ему убытки с лихвой. А еще через час, когда шли гуськом по кочкарнику и уже отдалились от Тюрвищ, Карпов вдруг повернулся ко мне и сказал: 'а ведь утка-то здесь! - и многозначительно встряхнул заплечным мешком.
Что же произошло со злосчастной уткой? Нетрудно догадаться: она услышала голос своей подруги, прилетела к ней и была убита Карповым в качестве дикой. Когда же утку извлекли из воды и увидели колечко на лапке, то все разъяснилось. В интересах поддержания авторитета московских охотников Триша и Карпов решили скрыть от хозяина этот трагический инцидент, а чтобы слова извинений звучали искренне - скрыли его от меня.
За это я, разумеется, на них не сердился, ибо честь охотников была спасена, а лично для меня эпизод получил неожиданную развязку. Вызывающую улыбку при каждом воспоминании о нем.
p.s.прошу ваши рицензии.

Неманский

Получил удовольствие.
История сама по себе достойная. И слог легок.

Вот только дважды за день слово "убил" непривычно моему уху.
Как штифт в мосинке.

SUNtehnik

Птичку жалко 😊

Автору - респект, хорошая история 😊

Чарли

Неманский
Вот только дважды за день слово "убил" непривычно моему уху.
Как штифт в мосинке.

Я тоже как то стараюсь не употреблять слово "убил" при разговоре об охоте, все как то "взял", "добыл" и т.п.
P.S.
А читал с удовольствием.

Seregka

Хороший рассказ!!! Тем более каждый год в июле отдыхаю км в 2-ух от д.Тюрвищи, если речь идет о Сп.Клепиковском р-не Рязанской области!!! Райские места, но на охоту туда никак не выбирусь.

alhimik

Спёрто из РОГ.......
Вот и рицензия как и другой росскас...