лабаз, кабан, диарея.

Кирюха

Было это в конце прошлой осени или где-то в начале зимы. Приехал я в деревню Тверскую обл., Калязинский р-он, забрать консервы, что теща накрутила, да скупить не много у местных картошки на зиму. Заходит ко мне Саня, сосед. Я как всегда для своих поляну накрываю. Слово за слово, и где-то не доходя до донышка белой, Саня и говорит:
- Я тут кабанчика не далеко подкормил, рядом с лежкой из муравейника, пошли со мной на засидку.
- Спасибо, говорю, сейчас я уже не охотник: на горшок да в люльку, а завтра воскресенье, темнеет рано, дорога дальняя, банки по домам развести надо, да в понедельник рано вставать, давай в другой раз.
- Ну, смотри, как знаешь. Мое дело предложит, твое отказаться. Кабан чай, ждать не станет.
На том и порешили. Я истопился, полеронул ещё 50 из фляги,с утра ехать в Москву. Обещался через неделю быть. А Сашка побрел домой.
Он охотник опытный, с 10-ти лет с отцом ходил. И на кабана, и на медведя, бывало, ходил один. Как сезон, так его не сыскать, то на лобазе под вечер, то с гончими с утра уйдет. И хорошо, что я не пошел, т.к. вот какая история приключилась.
У нас в деревне всего два охотника Сашка да Серега. Сережка так на подхвате, а Саня с умом да с расстановкой, все продумает да взвесит, в общем, горячку не порет. У таких как он, можно много чему научиться.
Так вот позвал Сашка Серегу, пришли на место подкормки. Лесенка, да самодельные сидушки уже висели на деревьях 7, и 10 метров, на крест к подкормке. Серега перед выходом принял чуток на грудь и запил молочком из под буренки. Как только уселись на деревьях под углом 90 % друг к другу, у Сереги живот скрутило. Да так что слезал он каждые 20 минут и бежал он метров 150-200. Чтоб запаху не было, снежком присыпал, да дёрном, и обратно как птичка влетал.
Вот давно уж стемнело Саня с устатку начал кимарить. Вдруг чувствует движение. Глаза продрал, темный силуэт, медленно взял на мушку. Краем глаза окинул Серегу, но темнота, не видать не черта, силуэт все ближе и вот уже отчетливо видна фигура секача. Кабан подошел настолько близко, что Сашке пришлось стрелять практически вертикально. Сделал дуплет. Серегины стволы молчат.
Жуткий визг и рёв пронёсся по краю опушки. Секач пробежал несколько метров и затих. Туша завалилась на бок. Сашка руку в карман сунул за патронами:, а там дыра.
- Серега, что не стреляешь? Спросил он шепотом. А в ответ тишина.
Саня потихонечку слез, подходит к деревьям на которых Серега должен сидеть, а Сереги нет! Смотрит а у соседнего, береста вся содрана, от корней до 3 метров Глядь а чуть ниже сидит Серега на земле, руками и ногами обхватил березу и молчит. Ружья нет. Сидит тихонечко, не двигается, и крепко держит дерево. Саня по плечу ему стучит и говорит:
- Серег, дай патроны.
С ошалелыми зрачками, диаметром с посевной клубень, и белками величиной с куриное яйцо Сергей ответил, после не большой паузы:
- Ща, подожди : только с дерева слезу!?
Так вот:
. Когда у него в очередной раз *коренной сальник* выдавило. Он слез. Ружо на верхах осталось. А, метнувшись обратно, в панике, попутал берёзу. И был уверен, что высоко залез. В общем, у Сереги со страху ноги отказали,
Но он сильно удивился, увидав, на уровне себя, не висящего не на чём Санька. И уже был готов принять его за архангела Гавриила.
По дороге в деревню Сашок был счастлив. Трактор потихонечку полз, по колее вырубки освещая путь одинокой фарой. Изредка поглядывая на трофей привязанный к дышлу. Его пол в кабине был усеян Серёгиными спичками и сигаретами. От шока руки дрожали. Он даже не мог прикурить.
Опосля у Сергея запор случился, аж 2 недели мучался.

З.Ы. Бывали ли в вашей жизни подобные казусы?